ОРТОДОКСИЯ.РУ - Виктор Аксючиц. Верховный Суд России реабилитировал цареубийц

Виктор Аксючиц. Верховный Суд России реабилитировал цареубийц

Виктор Аксючиц. Верховный Суд России реабилитировал цареубийц

17/07/2019/Ортодоксия.ру/

 

1 декабря 2005 г. адвокат Герман Юрьевич Лукьянов, действующий по доверенности от имени родственницы Российского Императора Николая II Марии Владимировны Романовой, обратился в Генеральную прокуратуру Российской Федерации с заявлением о реабилитации членов Царской Семьи. После ряда отказов об удовлетворении ходатайства, вынесенных Генеральной прокуратурой и несколькими судебными инстанциями, в том числе и Верховным Судом Российской Федерации, в октябре 2008 года высший судебный орган страны – Президиум Верховного Суда Российской Федерации1 рассмотрел заявление родственницы Российского Императора Николая II Марии Владимировны Романовой и её представителя адвоката Г. Лукьянова и вынес постановление № 274-П08 от 01.10.2008, реабилитировавшее членов последнего российского императора Николая II (Романова) и членов его семьи. Лица из свиты, находившиеся с Царской Семьёй в ссылке в Тобольске и Екатеринбурге, как расстрелянные, так и оставшиеся в живых, в разное время реабилитированы Генеральной прокуратурой Российской Федерации по основаниям несколько отличающимся от аргументов ПВС РФ.

Изучение текста постановления ПВС РФ наводит на мысли о том, что точка в реабилитации последнего русского царя ещё не поставлена. Возникают вопросы, все ли юридические проблемы, связанные с гибелью членов Царской Семьи и лиц из свиты получили правовое разрешение в этом судебном акте и как влияет это постановление на восприятие трагедии сегодня?

На первый взгляд, кажется, что постановление ПВС РФ касается только членов Царской Семьи. Это не так. Выводы постановления задают вектор в определении виновности или невиновности лиц, принявших решение о расстреле, исполнивших его и скрывавших факт гибели Царской Семьи

В соответствии с существующими законодательством, органы следствия, ведущие сегодня уголовное дело о гибели Царской Семьи, лишены возможности маневра и его выводы не должны противоречить выводам ПВС РФ.

Известно, что суда над Николаем II в классическом понимании этого слова не было. Что касается самого царя, его супруги, детей и лиц из свиты, то на вопросы о том, в чём виноваты репрессированные и виноваты ли они вообще, в постановлении ПВС РФ надлежащей юридической оценки не дано. 

К сожалению, некоторые основополагающие и юридически важные для принятия решения о реабилитации обстоятельства не попали в поле зрения суда и не отражены в постановлении.

Первый вопрос, возникающий при чтении постановления: имели ли члены Царской Семьи и их верные спутники, расстрелянные в подвале дома Ипатьева 17 июля 1918 года право на реабилитацию? Безусловно, имели. В период с 25 октября 1917 года по 17 июля 1918 года органами Советской власти они без предъявления обвинений были лишены политических прав и свобод и незаконно находились под арестом. 

Второй вопрос: какова роль Кремлёвских партийных и советских руководителей в судьбе Царской Семьи?

Третий вопрос касается вынесения решения, если действительно, приговор вынес Уралоблсовет, то обладал ли он в момент вынесения решения о расстреле Николая II полномочиями на применение высшей меры наказания.

Четвертый вопрос связан с гибелью членов Императорской Семьи и лиц из свиты. Для юристов он важен ввиду сложившейся правовой коллизии. По существу решение о расстреле было принято лицами, хотя и занимавшими на Урале высшие партийные и советские должности, но решившимися на убийство самостоятельно вне полномочий советских и партийных органов, действовавших на свой страх и риск. Верховный же суд РФ утверждает обратное, но не аргументирует своё решение.

Следует оговориться, что данные о виновности или невиновности членов Царской Семьи и лиц из свиты в данном случае не станет предметом рассмотрения. Это особая тема. Рассматриваться будут только узкие вопросы, связанные с юридической процедурой, и касающиеся того, какими государственными органами или частными лицами принимались решения о расстреле конкретно каждого из участников трагедии.

В соответствии со ст. 1 «Закона о реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 года № 1761-1, «Политическими репрессиями признаются различные меры принуждения, применяемые государством по политическим мотивам, в виде лишения жизни или свободы, …направления в ссылку, высылку …а также иное лишение или ограничение прав и свобод лиц, признававшихся социально опасными для государства или политического строя по классовым, социальным, национальным, религиозным или иным признакам, осуществлявшееся по решениям судов и других органов, наделявшихся судебными функциями, либо в административном порядке органами исполнительной власти и должностными лицами и общественными организациями или их органами, наделявшимися административными полномочиями2».Согласно ст. 1.1, подвергшимися политическим репрессиям и подлежащими реабилитации признаются «дети, находившиеся вместе с репрессированными по политическим мотивам родителями или лицами, их заменявшими, в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении»

В Постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 01.10.2008 № 274-П08 говорится: «Из документов, исследованных судом, видно, что Романовы были лишены жизни не в результате совершения кем-либо уголовного преступления. Романов Н.А. и члены его семьи содержались под стражей и были расстреляны от имени государства3. Применение такой репрессивной меры было обусловлено тем, что бывший российский император, его супруга и дети – члены Российского Императорского Дома, с точки зрения органов государственной власти РСФСР, по классовым, социальным и религиозным признакам представляли опасность для советского государства и политического строя».

В том же постановлении сказано о том, что «Романов Н.А. и члены его семьи содержались под стражей и были расстреляны от имени государства». С тем, что члены Царской семьи и лица из свиты содержались под стражей от имени государства, можно согласиться. Имеется большое число документов как органов центральной власти, так и уральских, подтверждающих этот тезис. Утверждение того, что расстрел членов Царской Семьи, кроме Николая II, и лиц из свиты были расстреляны от имени государствавызывает сомнения. 

Принятие решения о расстреле бывшего императора Николая II

В соответствии с законодательством Российской Федерации, действовавшим по состоянию на 16-17 июля 1918 года, расстрел любых граждан страны мог быть произведён только уполномоченными на это органами дознания и судебными органами. Был ли соблюден этот принцип в отношении Николая II

В Постановлении ПВС РФ говорится: «Из текста телеграммы, подписанной президиумом Уралоблсовета 17 июля 1918 г. и адресованной Председателю Совета Народных Комиссаров Ленину и Председателю Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Свердлову усматривается, что по постановлению президиума областного Совета в ночь на 16 июля расстрелян Николай Романов и по этому поводу выпущено следующее извещение: ввиду приближения контрреволюционных банд к красной столице Урала и возможности того, что коронованный палач избежит народного суда, президиум областного Совета, исполняя волю революции, постановил расстрелять бывшего царя Николая Романова4, виновного в бесчисленных кровавых насилиях русского народа. В ночь на 16 июля приговор этот приведен в исполнение». Обратим внимание на то, что в телеграмме президиума Уралоблсовета от 17 июля 1918 года говорится только о вынесении решения о расстреле в отношении бывшего императора. О его жене, детях и слугах ни в этой телеграмме, ни в других официальных документах не говорится ни слова. 

Мог ли президиум Уралоблсовета вынести решение о казни Царской Семьи и лиц из свиты?Были ли соблюдены необходимые формальности с принятием и утверждением решения президиума Уралоблсовета о расстреле бывшего императора? Мог ли президиум Уралоблсовета самостоятельно вынести смертный приговор?

На момент принятия решения и расстрела президиум Уралоблсовета не обладал судебными функциями и не мог выносить судебных решений, тем более касающихся применения высшей меры наказания. В соответствии Инструкцией СНК РСФСР5 от 24.12.1917 «О правах и обязанностях Советов6», Советы не наделялисьсудебными функциями

В первые годы существования советской власти права и обязанности советских органов неоднократно разъяснялись центральными органами власти. Так, в Инструкция Народного комиссариата внутренних дел «О правах и обязанностях Советов» говорится:

«1) Советы рабочих, солдатских, крестьянских и батрацких депутатов, являясь органами [власти] на местах, вполне самостоятельны в вопросах местного характера, но всегда действуют сообразно декретам и постановлениям как центральной Советской власти, так и тех более крупных объединений (уездных, губернских и областных Советов), в состав которых они входят.

2) На Советы, как на органы власти, возлагаются задачи управления и обслуживания всех сторон местной жизни, административной, хозяйственной, финансовой и культурно-просветительной.

3) В порядке управления Советы проводят в жизнь все декреты и постановления центральной власти, принимают меры к самому широкому оповещению населения об этих постановлениях, издают обязательные постановления, производят реквизиции и конфискации, налагают штрафы, закрывают контрреволюционные органы печати, производят аресты и распускают общественные организации, призывающие к активному противодействию или свержению Советской власти.

Примечание. О всех предпринимаемых мерах и важнейших событиях местной жизни Советы приготовляют отчет центральной Советской власти.

4) Советы избирают из своей среды исполнительный орган (исполнительный комитет, президиум), на который они возлагают проведение в жизнь своих постановлений и всю текущую работу по управлению»7

В данной инструкции ничего не говорится о судебных функциях Советов

В соответствии с решениями центральных органов о деятельности Советов на III-м Уральском областном Съезде Советов 29 января (11 февраля) 1918 года была принята резолюция «Об организации и задачах областного советского аппарата», в которой подробно расписаны как функции Уралоблсовета, так и судебных органов. Согласно этим решениям, как Уралоблсовет, так и его президиум судебными функциями не обладали

В связи с обострением военной ситуации и приближении чехословаков к Екатеринбургу 29 мая 1918 года был издан приказ революционного штаба Уральской области и города Екатеринбурга «О мерах борьбы с контрреволюцией», которым вводилось военное положение. Революционный штаб наделялся репрессивными полномочиями, о чем было объявлено в приказе:

«§ 2 Город Екатеринбург, как центральный военный пункт и центральное управление областью, с 12-ти часов сего дня объявляется на военном положении. 

  • 3 Ввиду объявления военного положения вводится следующий порядок: 
  • 5 Революционный штаб объявляет всем контрреволюционным элементам города, что при первой попытке к организованному выступлению будут применены решительные меры включительно до расстрелов. 
  • 7. При контрреволюционном выступлении заложники будут расстреляны в первую очередь по решению революционного штаба. 
  • 8 Революционный штаб не допустит также темным элементам общества, пользуясь тревожным временем, производить грабежи, и с ворами, громилами и разбойниками будет расправляться самыми решительными мерами — расстрелом»

Никаких данных о наделении Уралоблсовета дополнительными карательными функциями, схожими с функциями Революционного штаба, в данном приказе нет.

Анализ официальных документов об организации деятельности советских органов власти убедительно свидетельствует о том, что по состоянию на 16-17 июля 1918 года Уралоблсовет и его президиум не обладали судебными функциями и не могли принимать решений о казни.

На момент расстрела Царской семьи и лиц из свиты на территории РСФСР действовало законодательство, принятое Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Декретом № 1 «О Суде» от 24 ноября 1917 года и Декретом № 2 «О суде», утвержденном 15 февраля 1918 г. Законодательство (Пункт 1 Декрета № 2 «О суде») устанавливало: «Ст. 1. Для рассмотрения дел, превышающих подсудность местного народного суда, образуются окружные народные суды, члены которых избираются по округам местными Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Округа соответствуют прежним округам, но от соглашения Советов зависит изменить территорию данного округа, увеличив или сократив таковую». В соответствии с Декретом № 2 устанавливался порядок судебного рассмотрения и назначения наказания: «Ст. 8. Судопроизводство как по гражданским, так и по уголовным делам происходит по правилам судебных уставов 1864 года постольку, поскольку таковые не отменены декретами Центрального Исполнительного Комитета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и Совета Народных Комиссаров и не противоречат правосознанию трудящихся классов. В этом последнем случае в решениях и приговорах должны быть указаны мотивы отмены судом устарелых или буржуазных законов».

В рассматриваемый период (13 июня – 17 июля 1918 года) в РСФСР в качестве органов дознания и карательных органов существовали Народный комиссариат внутренних дел (НКВД) и Рабочая милиция, Народный комиссариат юстиции РСФСР (Наркомюст) и народные суды, также Революционный трибунал ВЦИК8 и революционные трибуналы на местах, Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК) и Чрезвычайные комиссии на местах, военно-революционные и революционные комитеты.

Революционные власти Урала могли передать вопрос о жизни или смерти семьи бывшего императора на рассмотрение УралЧК, которая в это время обладала правом вынесения смертных приговоров.

На V Всероссийском съезде Советов, состоявшемся в начале июля 1918 года, Ленин В.И. резко критиковал всех тех, кто выступал против предоставления права расстрела судам: «Нам говорят, что когда в комиссии Дзержинского расстреливают — это хорошо, а если открыто перед лицом всего народа суд скажет: он контрреволюционер и достоин расстрела, то это плохо. Люди, которые дошли до такого лицемерия, политически мертвы. Нет, революционер, который не хочет лицемерить, не может отказаться от смертной казни9».

16 июня 1918 г. принято постановление Народного комиссариата юстиции «Об отмене всех доныне изданных циркуляров о революционных трибуналах10». Отменяя все ранее изданные нормативные акты о революционных трибуналах, постановление указывало, что революционные трибуналы в выборе мер наказания в борьбе с контрреволюцией, саботажем и другими преступлениями не связаны никакими ограничениями

До издания этого постановления репрессии трибуналов ограничивалась тем перечнем мер наказания, который был твердо установлен существующим законодательством о трибуналах, – в этом перечне высшая мера наказания – расстрел отсутствовала. Таким образом, указание постановления от 16 июня 1918 г. о том, что трибуналы в выборе мер борьбы с контрреволюцией не связаны никакими ограничениями, означало, что трибуналам дана санкция на применение высшей меры наказания. Это обуславливалось «обострением классовой борьбы». Хотя в ходе рассмотрения преступных деяний Ревтрибунал обладал репрессивными полномочиями вплоть до принятия решений о смертной казни, он, тем не менее, соблюдал определённые правовые нормы. Заседания были гласными, обвиняемым официально предъявлялось обвинение, допрашивались участники процесса. Члены президиума Уралоблсовета и высшие партийные деятели Урала прекрасно понимали, что даже при ангажированном составе Ревтрибунала какие-либо обвинения детям бывшего императора, а тем более, слугам и доктору Боткину предъявить нельзя. Несовершеннолетние лица в тот период времени вообще не могли находиться под стражей, а тем более казнены.

Отсутствуют данные о том, что решение судьбы Царской семьи было передано УралЧК, возможно потому, что руководство чекистов Урала в этот период находилось в г. Перми.

Из приведенных данных можно сделать только один вывод. Уралоблсовет в июле 1918 года самостоятельно не обладал правом вынесения судебных решений и не был судебным органом.

Отношение органов центральной власти и руководства ВКП(б)к решению вопроса о судьбе царской семьи

Большевики были напитаны идеями французской революции 1789 года и знаменитого судебного процесса над Людовиком XVI и Королевой Марией-Антуанеттой. Идеи физического уничтожения Царской семьи стали популярными не только у радикального крыла социалистов-революционеров, наводивших ужас политическим террором, но и у ряда «левых коммунистов». Пропагандистская компания по дискредитации Николая II и самодержавия в предреволюционный период вызвала жёсткий конфликт между российским обществом и императором в 1917 году. Большевикам публичная дискредитация самодержавия казалась жизненно необходимой. Поводов для расправы, с Николаем II с их точки зрения, было предостаточно. Важнейший из них – обвинение «Николая кровавого» в «совершении тяжких уголовных преступлений в отношении народа»

Необходимо отметить, хотя Ленин пытался использовать суд над Николаем II в соответствии с конкретной политической конъюнктурой (что характерно для него), он неоднократно высказывался о необходимости расстрела императора и его семьи.

1905 г. 18 апреля (1 мая) «Пугать якобинством в момент революции величайшая пошлость. Демократическая диктатура, как я уже указывал, есть не организация порядка организация войны. Если бы мы даже завладели Петербургом и гильотинировали Николая, то имели бы перед собой несколько Вандей. И Маркс прекрасно понимал это, когда в 1848 г. в Новой Рейнской Газете напоминал о якобинцах. Он говорил: Террор 1793 г. есть не что иное, как плебейский способ разделаться с абсолютизмом и контрреволюцией. Мы тоже предпочитаем разделываться с русским самодержавием «плебейским» способом» (ПСС, т. 10, с. 137-138).

1910 г. 30 октября (12 ноября) «В 1905 и 1906 годах крестьяне, собственно, только попугали царя и помещиков. А их надо не попугать, их надо уничтожить, их правительство – царское правительство – надо стереть с лица земли» (ПСС, т. 19, с. 422). 

1911 г. «Либеральные дурачки болтают о примере конституционной монархии вроде Англии. Да если в такой культурной стране, как Англия, не знавшей никогда ни монгольского ига, ни гнета бюрократии, ни разгула военщины, если в такой стране понадобилось отрубить голову одному коронованному разбойнику, чтобы обучить королей быть „конституционными“ монархами, то в России надо отрубить головы по меньшей мере сотне Романовых, чтобы отучить их преемников от организации черносотенных убийств и еврейских погромов («О лозунгах и о постановке думской и внедумской социал-демократической работы»).

1917 г. 21 апреля«Мы считаем Вильгельма II таким же коронованным разбойником, достойным казни, как и Николая II» (Резолюция ЦК РСДРП(б), написанная Лениным).

1919 г. 20 сентября«…Это прямая ложь, что большевики были противниками смертной казни для эпохи революции. На II съезде нашей партии, в 1903 году, когда возник большевизм, составлялась программа партии, и в протоколах съезда значится, что мысль вставить в программу отмену смертной казни вызвала только насмешливые возгласы: и для Николая II?. Даже меньшевики в 1903 году не посмели поставить на голоса предложения об отмене смертной казни для царя». А в 1917 году, во время керенщины, я писал в Правде», что ни одно революционное правительство без смертной казни не обойдется и что весь вопрос только в том, против какого класса направляется данным правительством оружие смертной казни…» («Как буржуазия использует ренегатов»; ПСС, т. 39, с. 183-184).

Из воспоминаний Владимира Бонч-Бруевича:«Совершенно забывают, – говорил Ленин, –что Нечаев обладал особым талантом организатора, уменьем всюду устанавливать навыки конспиративной работы, умел свои мысли обличать в такие потрясающие формулировки, которые оставались памятными на всю жизнь. Достаточно вспомнить его ответ в одной листовке, когда на вопрос – „Кого же надо уничтожить из Царствующего Дома?“Нечаев дал точный ответ: „Всю великую ектинию. Ведь это сформулировано так просто и ясно, что понятно для каждого человека, жившего в то время в России, когда православие господствовало, когда огромное большинство, так или иначе, по тем или иным причинам, бывало в церкви, и все знали, что на великой, на большой ектинии вспоминается весь царский дом, все члены дома Романовых. Кого же уничтожить из них? –спросит самый простой читатель, – Да весь Дом Романовых – должен он был дать себе ответ. Ведь это просто до гениальности!»

Естественно, что директивы Ленина как лидера революции и главы Советского государства инициировали всеобщий красный террор в Гражданской войне, а также создавали атмосферу «революционной необходимости», которая оправдывала и оставила безнаказанной бессудную расправу над императорской семьей.

Но, повторюсь, в данном случае рассматривается правовая сторона вопроса. До настоящего времени нет юридической оценки того, насколько утверждение о «виновности» Николая II с точки зрения большевиков соответствует фактам. Только юридический анализсодеянного виновным является основой для юридической реабилитации, иначе трудно отделаться от мысли о том, что решение Президиума Верховного Суда определяется лишь сегодняшним политическим моментом.

Основной идеей коммунистического руководства стал открытый суд над бывшим императором – «коронованным палачом». 20 февраля 1918 г. Советом Народных Комиссаров под председательством В.И. Ульянова (Ленина) был заслушан вопрос в отношении бывшего императора Николая Романова и даны указания о подготовке следственного материала, рассмотрены вопросы о «переводе Николая Романова» и о месте суда. За суд над бывшим царем не раз высказывался В.И. Ленин, главным обвинителем Николая II предполагалось сделать Л.Д. Троцкого. 19 мая 1918 г. на заседании ЦК РКП(б) партийная коллегия подтвердила необходимость открытого суда над Николаем II. 4 июня 1918 г. на заседании коллегии Наркомата юстиции РСФСР рассматривалось поручение Совнаркома, по которому было вынесено решение: делегировать в распоряжение Совнаркома представителем от Наркомюста«в качестве следователя т. Богрова». Планомерно набирались материалы, компрометирующие Николая II. Есть основания считать, что Кремлем вопрос о суде не был снят до самого дня расстрела. В планах кремлевского руководства никогда не предусматривалась возможность проведения суда над царем силами Уралоблсовета. Причиной того, что Романовы были направлены в Екатеринбург явилось то, что по мнению Центра уральские коммунисты не допустили бы побега членов царской семьи и то, что при организации суда в Москве их можно было легко доставить в столицу по железной дороге. 

Когда, кем и как было принято решение о расстреле царской семьи

Решение об убийстве Николая II было принято большевиками – членами Президиума Уралоблсовета задолго до трагедии, ещё в апреле 1918 года во время переезда Николая II и членов его семьи из г. Тобольска в Екатеринбург. Николая II должны были убить бойцы отряда из Екатеринбурга по пути из Тобольска в Тюмень, имитируя нападение банды неопределённой политической направленности на большевиков из отряда В. Яковлева (К. Мячина), выполнявшего распоряжение Ленина и Свердлова. Осведомленный о готовящемся нападении, В. Яковлев смог обмануть уральских большевиков и на поезде направился в противоположную от Екатеринбурга сторону. В это время президиумом Уралоблсовета для того, чтобы погубить бывшего царя, было принято решение организовать крушение поезда, которое не состоялось благодаря бдительности В. Яковлева. В этот период решение об убийстве членов царской семьи, лиц из их свиты, а также красноармейцев из отряда В. Яковлева принимались президиумом Уралоблсовета негласно, без согласования с другими партийными и государственными органами. 

Учитывая, что законодательными органами в период до июня 1918 года на территории Российской Федерации запрещалось в качестве наказания применять смертную казнь, президиум Уралоблсовета применял практику негласного, без оформления документов вынесения смертных приговоров, имитирующих «побег» или «исчезновение» граждан. Исполнение убийств поручалось, как правило, органам УралоблЧК. Формально подобные решения никак не оформлялись. Фактически это были умышленные убийства политических противников. В качестве примера подобных действий большевиков из президиума Уралоблсовета можно привести убийство Ардашевых: двоюродного брата и племянника ВИ. Ленина (первый был убит при «попытке к бегству», второй «бежал из Екатеринбурга» в конце июня 1918 года). Подобным образом летом 1918 года была убита группа верующих, внесших денежный залог за архиепископа Гермогена. После внесения залога их отправили в Петроград. По дороге поезд остановили и защитников Гермогена расстреляли. Могила их до сих пор не найдена. Без суда и следствия был убит и сам Гермоген. Так же, без суда и следствия, без оформления документов по негласному решению членов Уралоблсовета в июне–июле 1918 года в г. Екатеринбурге были расстреляны члены свиты Николая IIВ.А.Долгоруков, И.Д.СедневИ.Л. Татищев и К.Г. Нагорный. Официально эти лица, якобы отпущенные из тюрьмы как невиновные, «по собственному желанию выехали из Екатеринбурга»

По негласному решению президиума Уралоблсовета весной-летом 1918 года органами УралоблЧК проводились мероприятия по созданию ложных доказательств об участии царской семьи в заговоре, направленном на ее освобождение (переписка с «офицером» о «побеге»). Операция проводилась для того, чтобы выманить царскую семью из дома Ипатьева, а затем убить её, имитируя «побег» из места заключения. Разумеется, никаких официальных решений о «разработке» членов царской семьи и их негласного убийства «при побеге» президиум Уралоблсовета не выносил. 

Логика принятия подобных решений хорошо прослеживается в воспоминаниях уральского чекиста Г.И.Мясникова, главного организатора убийства великого князя Михаила Александровича (Романова) в Перми: «Но что же я буду делать с этими двенадцатью, что охраняют Михаила? Ничего не буду делать. Михаил бежал. ЧК их арестует и за содействие побегу расстреляет. Значит, я провоцирую ЧК на расстрел их? А что же иначе? Иного выхода нет. Выходит так, что не Михаила одного убиваю, а Михаила, Джонсона, 12 апостолов и двух женщин – какие-то княжны или графини, и, несомненно, жандармский полковник Знамеровский. Выходит ведь 17 человек. Многовато. Но иначе не выйдет. Только так может выйти. (...)  Собирался убить одного, а потом двух, а теперь готов убить семнадцать! Да, готов. Или 17, или реки рабоче-крестьянской крови (...). Революция это не бал, не развлечение. Думаю, даже больше, что если все сойдет гладко, то это послужит сигналом к уничтожению всех Романовых, которые ещё живы и находятся в руках Советской власти...)». Именно Мясников «подсказал» уральским чекистам идею выманить царскую семью из дома Ипатьева и уничтожить её.

Члены Уралоблсовета и уральские коммунисты понимали, что не имеют права выносить смертные приговоры. Необходимо было получить такие полномочия из рук ВЦИКа. Для согласования решения о расстреле бывшего императора Николая II со Свердловым, Председателем Президиума Центрального Исполнительного Комитета РСФСР, являвшегося высшим законодательным, распорядительным и контролирующим органом государственной власти РСФСР и Ульяновым (Лениным), председателем Совета Народных Комиссаров РСФСР в начале июля 1918 года в г. Москву был направлен Ф.И.Голощекин– комиссар юстиции, военный комиссар Уральской области, член президиума Облсовета. Согласие на расстрел у Ленина и Свердлова Голощекиным получено не было, поскольку как Ленин, так и Свердлов, настаивали на проведении открытого гласного суда над бывшим императором Николаем II. Однако нельзя исключить того, что Голощекиныммогла быть достигнута договорённость о расстреле одного Николая II без суда в случае реальной опасности захвата бывшего императора войсками Сибирской армии или белочехами

Вечером 14 июля 1917 года члены большевистской части президиума ОблсоветаА.Е.Белобородов, Ф.И.Голощекин
 и Г.И. Сафаров от имени президиума Уральского областного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов приняли решение о расстреле бывшего императора Николая II (Николая Александровича Романова) по политическим мотивам. Как видно из сохранившихся документов, официальное решение о расстреле императрицы Александры Федоровны, детей и лиц из свиты Уралоблсоветом не принималось. Хотя решение о расстреле царя было принято 14 июля, Уралоблсовет до ночи с 16 на 17 июля 1918 года не сообщал о решении в Кремль, поскольку не был уверен в согласии кремлевских руководителей на расстрел. Телефонограмма о решении расстрелять бывшего царя поступила в Москву только тогда, когда Кремль уже не мог воспрепятствовать расстрелу.

Решение о расстреле бывшего императора Николая II

Ночью 16 июля 1918 года на имя Я.М. Свердлова и В.И. Ленина в Кремль поступила телеграмма Г.Е. Зиновьева, направленная из Петрограда: 

«Подана 16. VII. 1918 г. [в] 17 ч. 50 м. Принята 16. VII. 1918 г. [в] 21 ч. 22 м. Из Петрограда. Смольного. HP 142, 28. [В] Москву, Кремль Свердлову, копия Ленину.Из Екатеринбурга по прямому проводу передают следующее: Сообщите [в] Москву, что условленного с Филипповым суда по военным обстоятельствам не терпит отлагательства, ждать не можем. Если ваши мнения противоположны, сейчас же вне всякой очереди сообщите.ГолощекинСафаров. Снеситесь по этому поводу сами с Екатеринбургом. Зиновьев11».

Телеграмма уральцев звучит как ультиматум. Они прекрасно понимали, что для того, чтобы наделить Уралоблсовет судебными функциями и дать право на вынесение смертных приговоров, даже при согласии Кремля, требуется время. Ни Ленин, ни Свердлов, хотя они и обладали огромными полномочиями, не могли самостоятельно решить этот вопрос. Чтобы создать прецедент, следовало собрать ВЦИК и Совнарком, внести соответствующие изменения в законодательство РСФСР и только после опубликования соответствующих декретов в органах печати, Уралоблсовет мог «приступить к ликвидации». Уральцы прекрасно понимали, что получить право на расстрел они не могут и поставили кремлевское руководство перед фактом, надеясь, что оно «примет к сведению» их беззаконие. 

В 2 часа ночи 17 июля 1918 года в Москву поступило второе телеграфное сообщение Уральского облсовета

«У аппарата Президиум [Уральского] областного Совета рабочего крестьянского правительства.Ввиду приближения неприятеля к Екатеринбургу и раскрытия Чрезвычайной Комиссией большого белогвардейского заговора, имевшего целью похищение бывшего царя и его семьи. Документы в наших руках. [По] постановлению Президиума [Уральского] областного Совета в ночь на шестнадцатое июля расстрелян Николай Романов. Семья его эвакуирована в надежное место. По этому поводу нами выпускается следующее извещение: Ввиду приближения контрреволюционных банд [к] красной столице Урала и возможности того, что коронованный палач избежит народного суда (раскрыт заговор белогвардейцев, пытавшихся похитить его [семью] и его самого, и найдены компрометирующие документы, [которые] будут опубликованы), Президиум областного Совета, исполняя волю революции, постановил: расстрелять бывшего царя Николая Романова, виновного в бесчисленных кровавых насилиях русского народа. В ночь на 16 июля 1918 года приговор этот приведен [в] исполнение. Семья Романова, содержится вместе с ним под стражей, [в] интересах охраны общественной безопасности эвакуирована из города Екатеринбурга. Президиум областного Совета.Просим ваших санкций [по] редакции данного. Документы заговора высылаются срочно курьером Совнаркому, ЦИК. Извещения ожидаем у аппарата. Просим дать ответ экстренно, ждём у аппарата12».

Как видим, основным поводом для казни бывшего царя, уральское руководство указало на «заговор белогвардейцев, пытавшихся похитить его [семью] и его самого».Телеграмма официальная, предназначенная для широкого обсуждения и послужившая в дальнейшем для официальной оценки событий. Телеграмма сплошь лживая. В ней указано: «Семья Романова, содержится …под стражей, [в] интересах охраны общественной безопасности эвакуирована из города Екатеринбурга…раскрыт заговор белогвардейцев, пытавшихся похитить его [семью] и его самого, и найдены компрометирующие документы, [которые] будут опубликованы». Сплошная ложь. Семья и свита расстреляны, все документы о «побеге» – фальсификация. 

Уральские коммунисты от имени Уралоблсовета, вынесшие решение о расстреле Николая II, прекрасно понимали, что действовали они беззаконно и совершили тяжкое преступление. Побаивались, как отнесётся к такому произволу Центр. 

Комиссар печати Уральского Областного Совета, главный редактор газеты «Уральский рабочий» В.А. Воробьев в своих мемуарах «Конец Романовых (из воспоминаний)», опубликованных в журнале «Прожектор » за 1928 год писал о том как он присутствовал при переговорах уральских большевиков с председателем ВЦИК Я.М. Свердловым: «Терпению моему суждено было подвергнуться тягчайшему испытанию: лишь на другой день утром, т.е. 18 июля13 удалось добиться по прямому проводу Я.М. Свердлова. На телеграф для разговора с ним поехали Белобородов и ещё кто-то из членов президиума Областного Совета. Я не утерпел и поехал тоже.Но, помню, товарищам моим было очень не по себе, когда они подошли к аппарату: бывший царь был расстрелян постановлением президиума Областного Совета, и было неизвестно, как на это "самоуправство" будет реагировать центральная власть, Я.М. Свердлов, сам Ильич14...— Попадёт нам или не попадёт?К аппарату сел сам комиссар телеграфа. Белобородов начал диктовать ему то, что надо было передать Москве.Затаив дыхание, мы все нагнулись к выползавшей из аппарата телеграфной ленте, па которой точками и черточками замаскировались чеканные, почти металлические звуки свердловского голоса: – Сегодня же доложу о вашем решении президиуму ВЦИК. Нет сомнения, что оно будет одобрено – говорил Свердлов –Извещение о расстреле должно будет последовать от центральной власти. До получения его от публикации сообщения воздержитесь...Мы вздохнули свободнее: вопрос о самоуправстве можно было считать исчерпанным».

Решение президиума Уралоблсовета о расстреле царя рассмотрел ВЦИК и СНК: 

«Из протокола № 1 заседания Президиума ВЦИК о расстреле бывшего царя Николая II 18 июля 1918 г. …Слушали: Сообщение о расстреле Николая Романова. (Телеграмма из Екатеринбурга.)Постановили: По обсуждении принимается следующая резолюция: ВЦИК в лице своего Президиума признает решение Уральского областного Совета правильным15».Подобное решение было вынесено СНК и одобрено высшим партийным руководством. 

19 июля 1918 г. газеты «Известия» и «Правда» опубликовали сообщение: «Президиум Центрального Исполнительного Комитета, обсудив все обстоятельства, заставившие Уральский областной Совет принять решение о расстреле Николая Романова, постановил: Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет в лице своего Президиума признает решение Уральского областного Совета правильным».

Исследованное Президиумом Верховного Суда Российской Федерации законодательство свидетельствует о том, что в июле 1918 года Президиум ВЦИК осуществлял судебные функции и, как следует из заявления Я.М. Свердлова на заседании Правительства РСФСР, именно Президиум ВЦИК утвердил «приговор Екатеринбургского Совдепа» – органа государственной власти.

Некоторые выводы, касающиеся расстрела последнего российского императора Николая II.

  1. Президиум Уралоблсовета принял решение о расстреле бывшего царя 14 июля 1918 года, но сознательно, до момента казни не сообщал об этом в Кремль, поскольку прекрасно понимал незаконность решения. .
  2. Решение о расстреле Николая II Уралоблсовет мог принять только после его утверждения ВЦИК и СНК, поскольку не обладал судебными функциями.
  3. На момент расстрела Николая II, лица, вынесшие решение о расстреле Николая II и лица, осуществлявшие казнь бывшего императора осознавали, что совершают особо тяжкое преступление – убийство.
  4. Решение о расстреле Николая II,  вынесенное президиумом Уралоблсовета было одобрено 18 июля 1918 г. на заседании Президиума ВЦИК. В данном случае, президиум Уралоблсовета «задним числом» был наделен судебными функциями. То есть ВЦИК «реабилитировал» лиц, совершивших убийство Николая II.
  5.  Решение ПВС РФ о реабилитации бывшего императора Николая II как подвергнутого расстрелу внесудебным органом правильное. 
  6. Лица, принявшие решение о расстреле Н.А. Романова и членов его семьи, исполнители этого решения уголовному преследованию со стороны государства не подвергались, поскольку решение было коллегиальным, а данных о конкретном голосовании каждого из членов президиума Уралоблсовета не сохранилось.

Существовало ли официальное решение о расстреле императрицы Александры Федоровны, детей императора и лиц из свиты?

В сентябре 1918 года при осмотре белогвардейским следователем почты, отправленной большевистским руководством, обнаружили зашифрованную телеграмму от 17 июля 1918 года, пожалуй самую важную и таинственную. Долгое время бились над её расшифровкой и, наконец, прочитали текст: 

««Кремль. Секретарю Совнаркома Горбунову [с] обратной проверкой.Передайте Свердлову, что все семейство постигла та же участь, что и главу оффициально  семия погибнет при евакуации. Белобородов16».

Это было первое и единственное официальное подтверждение о гибели всех членов Царской Семьи. Как говорится в постановлении ПВС РФ «Факт расстрела членов семьи Романова Н.А. - Романовой А.Ф., Романовой О.П., Романовой Т.Н., Романовой М.Н., Романовой А.Н., Романова А.Н. по решению Уралоблсовета подтверждён телеграммой, отправленной 17 июля 1918 г. на имя секретаря Совета Народных Комиссаров Горбунова председателем Уралоблсовета Белобородовым для информирования Председателя Президиума ВЦИК Свердлова Я.М.».

В отношении расстрела бывшего императора Николая II акценты и точки Президиумом Верховного Суда Российской Федерации расставлены правильно и правильно описана процедура принятия рушения и казни. Действительно, президиум Уралоблсовета принял решение о расстреле, высший орган Советской России – ВЦИК, осуществляющий судебные функции утвердил решение уральцев. Совет Народных Комиссаров и партийные органы одобрили расстрел царя. 

Но по существовавшим тогда законам Советской России  судебная процедура в отношении царской семьи и слуг была не законна. 

Для того, чтобы решить вопрос о реабилитации необходимо наличие некоторых условий, определённой юридической процедуры. «Закон о реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 года № 1761-1 прямо говорит: «Политическими репрессиями признаются различные меры принуждения, применяемые государством по политическим мотивам». Это следует понимать так, что решение формально должно быть вынесено уполномоченным на это государством органом.

Внимательное изучение материалов, связанных с гибелью Царской Семьи даёт однозначный ответ. Официально государственные органы Советской России решения о расстреле Романовой А.Ф., Романовой О.Н., Романовой Т.Н., Романовой М.Н., Романовой А.Н., Романова А.Н., Боткина Е.С., Демидовой А.С., Харитонова И.М. и Труппа А.Е. никогда не выносили. Решение об их расстреле было вынесено частными лицами, – партийными и советскими руководителями Урала, превысившими свои служебные полномочия. Члены Царской Семьи и лица из их свиты были лишены жизни по классовым, социальным и религиозным признакам, поскольку убийцы считали, что эти люди представляли опасность для советского государства и политического строя.

Ни одно советское учреждение, наделённое судебными функциями, не могло бы вынести решение о расстреле царских детей и слуг.Ибо слуги не совершали опасных для большевистской власти деяния. Цесаревич Алексей Николаевич Романов как несовершеннолетний, даже при наличии вины, не мог быть осуждён в соответствии со ст. 17, ч. 4 Декрета о суде № 2: «Суды и тюремное заключение для несовершеннолетних обоего пола до 17 лет отменяются. Дела о несовершеннолетних, замеченных в деяниях общественно-опасных, рассматриваются в «комиссиях о несовершеннолетних» в составе представителей ведомств юстиции, народного просвещения и общественного призрения».

Сохранившиеся документы убедительно говорят об отсутствии формального решения о казни. Сам текст телеграммы председателя Уралоблсовета Белобородова от 18 июля 1918 года, направленной в Кремль, свидетельствует о том, что официальное решение о расстреле Царской Семьи не было принято: «все семейство постигла та же участь, что и главу оффициальносемия погибнет при евакуации». 

О том, что официальное решение о казни семьи и слуг не было вынесено, знал исполнитель расстрела Я.М. Юровский: «15-го июля утром приехал Филипп17, и сказал, что завтра надо дело ликвидировать. Поваренка Седнева (мальчик лет 13-ти) убрать и отправить его на бывшую родину или вообще в центр РСФСР. Также было сказано, что Николая мы казним и официально объявим, а что касается семьи, тут, может быть, будет объявлена, но как, когда и каким порядком, об этом пока никто не знает. Значит, все требовало сугубой осторожности, возможно меньше людей, при чем абсолютно надежных18».

Основные выводы по расстрелу членов Царской Семьи и лиц из свиты: 

  1. Никогда не существовало формального решения, вынесенного от имени государства о расстреле Романовой А.Ф., Романовой О.Н., Романовой Т.Н., Романовой М.Н., Романовой А.Н., Романова А.Н., Боткина Е.С., Демидовой А.С., Харитонова И.М. и Труппа А.Е.
  2. Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации о реабилитации Царской Семьи № 274-П08 от 01.10.2008 в части расстрела указанных лиц по решению Уралоблсовета неправомерно, поскольку не основано на документах и доказательствах. Реабилитировать их можно только как арестованных и сосланных, поскольку об этом есть решения Временного правительства, затем советских властей.
  3. Действиям лиц, принявшим решение о расстреле членов семьи императора Николая II и членов свиты, исполнителям этого решения должны быть посмертно дана оценка как совершившим убийство при отягчающих обстоятельствах.
  4.  Государственные и партийные деятели РСФСР, знавшие о совершении этого преступления и не принявшие мер, совершили укрывательство особо тяжких преступлений

Заключение

Прошел 101 год с момента расстрела Царской Семьи. Но до сих пор под сомнением достойное упокоение останков Царской Семьи, не видно конца расследованию уголовного дела по гибели членов Российского Императорского Дома. Между тем точка в этом деле давно уже стоит. Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации о реабилитации Царской Семьи № 274-П08 от 01.10.2008 в соответствии со статьей 90 Уголовно-процессуального кодекса РФ, «признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки»

Это говорит том, что заявления следователя по уголовному делу, утверждающего, что будут проверены все версии, проведены всяческие исторические и литературоведческие экспертизы – не правомерны. Следствие может вынести решение только в узких рамках постановления ПВС РФ. То есть, исходя из того, что императорская семья и близкие были расстреляны законно.

Коммунисты могут торжествовать. В 2008 году Прокуратурой России было принято решение, где лиц, выносивших решение о расстреле Царской Семьи и слуг признали преступниками. Великая княгиня Мария Владимировна Романова добилась его отмены. Из чего следует, что «расстрельщики» царских детей больше не преступники! Если соблюсти дух закона, то получается, что Генеральная прокуратура и её представитель следователь Владимир Соловьев поступили как сотрудники товарища Берии и посмертно репрессировали достойных большевиков, признав их убийцами. Не исключено, что родственники цареубийц могут потребовать суда и над организатором «политических репрессий» следователем Соловьевым. 

Почему по заявлению Марии Владимировны решение ПВС РФ о реабилитации Царской Семьи (№ 274-П08 от 01.10.2008) вынесено наспех, без тщательного изучения правовых норм революционного периода и исторических документов? Может быть, это объясняется в одной из статей в прессе в 2-11 году«18 февраля Глава Российского Императорского Дома прибыла в Верховный Суд Российской Федерации, где её встретил Председатель Верховного Суда РФ В.М. Лебедев. Великая Княгиня Мария Владимировна и В.М. Лебедев проследовали в рабочий кабинет, где состоялась беседа, в ходе которой Председатель Верховного Суда РФ ознакомил Ее Императорское Высочество с работой возглавляемой им высшей судебной инстанции России и рассказал о ходе рассмотрения в Президиуме Верховного Суда РФ дела о реабилитации святых Царственных Страстотерпцев – Императора Николая II и членов его Августейшей Семьи»

По сообщениям СМИ после приватной беседы Марии Владимировны с высшим представителем судейского корпуса судьи отчитывались перед ней о своей работе, называя свою гостью, разумеется,Великой Княгиней..«В.М. Лебедев ознакомил Великую Княгиню Марию Владимировну с работой возглавляемой судебной инстанции и рассказал о ходе рассмотрения в Президиуме ВС РФ дела о реабилитации святых Царственных Страстотерпцев – Императора Николая II и членов его Августейшей Семьи».Мария Владимировна положительно оценила деятельность Председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева и приняла решение о сопричислении его к Императорскому Ордену Святой Анны в достоинстве кавалера I степени. За свои заслуги В.М. Лебедев принял из рук самозванойВеликой КнягиниМарии Владимировны золотой знак ордена, украшенный бриллиантами и большую серебряную звезду на ленте. Разумеется. Высшая квалификационная коллегия судей Российской Федерации одобрила награждение своего руководителя и вынесла заключение, согласно которому решила «дать разрешение на возведение В.М. Лебедева в достоинство кавалера I степени Императорского Ордена святой Анны и на принятие знаков Ордена Святой Анны Российского Императорского Дома Романовых». Судьи своим решением сделали легитимной организацию, которая не зарегистрирована ни в одной стране, не платит налоги и с точки зрения закона является фантомом. В России существует только «Канцелярия Главы Российского Императорского Дома Ее Императорского Высочества Государыни Великой Марии Владимировны», но сама Мария Владимировна в этой канцелярии не работает. Она домохозяйка из Мадрида, правда, имеющая и российское гражданство. Странное положение получается, канцелярия есть, а самой организации, зарегистрированной в России как «Российский Императорский Дом» нет. Как улыбка Чеширского кота без самого кота. 

Мы видим, что Председатель Верховного Суда России В.М. Лебедевявляясь членом Кавалерской Думы Ордена Святой Анны,полностью признает права «Великой Княгини» Марии Владимировны Романовой. Такое признание налагает и некоторые обязанности, такие, например, как согласие с присягой Марии Владимировне и её сыну Георгию Михайловичу. В тексте присяги, в частности, говорится о службе и повиновении потомкам монархов: «…верно и нелицемерно служить и во всем повиноваться, не щадя живота своего, до последней капли крови». Так кому же должен служить новоиспеченный потомственный дворянин и главный судья России, домохозяйке из Мадрида или Конституции России. В тексте присяги судьи говорится другое: «Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять свои обязанности, осуществлять правосудие, подчиняясь только закону, быть беспристрастным и справедливым, как велят мне долг судьи и моя совесть». Так кому подчиняется Председатель Верховного Суда – Конституции и Законам России или непонятно кого представляющей Марии Владимировне?

Тем не менее, необходимо осознать, что неправомерное решение Президиума Верховного Суда РФ, по существу оправдывающее убийц Царской Семьи, может отменить только … Президиум Верховного Суда Российской Федерации. Мы готовим заявление в Президиум Верховного Суда РФ по этому вопросу, и надеемся на поддержку добросовестных правоведов и общественности.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Подписка на новости