ОРТОДОКСИЯ.РУ - Владимир Соловьев.«Бессмертный полк» госпожи Куликовской-Романовой

Владимир Соловьев.«Бессмертный полк» госпожи Куликовской-Романовой

Владимир Соловьев.«Бессмертный полк» госпожи Куликовской-Романовой
14/05/2019/Ортодоксия.ру/


От редакции. Владимир Соловьев являтся лучшим, самым бесстрашным и информированным специалистом по вопросу идентификации мощей Предстоятеля нашей Церкви и его семьи. Тем не менее мы  не можем согласиться с его определением русской церковной эмиграции как нацистской. Русская эмиграция ничего не знала о преступлениях нацистов, воспринимала немцев как рыцарей борьбы с большевизмом, романтически. Весь ужас нацизма все узнали позже.

 

10 апреля 2019 года,

В ночь с 16 на 17 июля 1918 года в полуподвальном помещении дома инженера Ипатьева в Екатеринбурге без суда и следствия уральские большевики расстреляли Семью Российского Императора Николая II и лиц из его окружения. Колчаковский следователь Николай Алексеевич Соколов, проводивший следствие по гибели Царской Семьи с 1919 по 1924 годы нашел убедительные доказательства гибели Царя и его Семьи, но пришел к неправильному выводу о том, что тела были расчленены и сожжены в районе Ганиной Ямы, заброшенного рудника, расположенного в окрестностях Екатеринбурга.

В 1976 году писатель и киносценарист Гелий Трофимович Рябов обнаружил воспоминания организатора расстрела Царской Семьи Я. Юровского и в них совершенно секретную информацию о том, что чекисты частично сожгли только два тела, а остальные захоронили посредине Старой Коптяковской дороги. Вместе с уральским геологом Александром Николаевичем Авдониным Рябов организовал негласные поиски, которые принесли сенсационные результаты. Летом 1979 года группа А. Н. Авдонина и Г. Т. Рябова недалеко от переезда 184 км Горнозаводской линии железной дороги на проселочной дороге в Поросёнковом Логу обнаружила захоронение девяти человек, которое, как достоверно установлено, является захоронением Императора Николая II, Императрицы Александры Фёдоровны, их дочерей Ольги, Татьяны и Анастасии, а также лиц из царской свиты. Позднее, летом 2007 года неподалеку от первого было обнаружено второе захоронение, где находились обгоревшие останки Цесаревича Алексея Николаевича и Великой княжны Марии Николаевны.

Казалось, что обнаружение останков Царской Семьи в момент падения коммунистического режима и возрождения в России идей православия должно было объединить православный люд, тем более что в 2000 году Архиерейский собор Русской Православной Церкви признал членов Царской Семьи Святыми Царственными страстотерпцами. Прискорбно говорить об этом, но останки Царской Семьи не признаны Церковью до сих пор и отношение к их идентификации послужило причиной многочисленных конфликтов и неурядиц.

Сразу скажу, что экспертные исследования и анализ исторических материалов дают основания для категорического вывода о принадлежности останков членам Царской Семьи и лицам из свиты.

История, связанная с исследованием останков мне хорошо известна, поскольку с сентября 1991 года я сначала по поручению Генерального прокурора России «курировал» вопрос об обнаружении останков, а в период с 1993 по 2015 годы официально вел уголовное дело по обстоятельствам гибели членов Российского Императорского дома на Урале и в Петрограде в 1918-1919 годах, как следователь Генеральной прокуратуры России, а позднее Следственного комитета Российской Федерации.

В чем же причина того, что останки до сих пор не признаны мощами и вокруг их признания идут ожесточенные споры? Авторитетные ученые своё слово сказали еще в начале 90-х годов прошлого века. Экспертные исследования, проводившиеся в рамках уголовного дела в 2015-19 годах, подтвердили принадлежность останков. За 28 лет, прошедших с момента официального вскрытия захоронения в 1991 году, можно было разобраться во всем. Следствие и наука в категорической форме высказались об истинной принадлежности останков. Несмотря на это, идет мощное давление беспринципных и недобросовестных людей на епископат Русской Православной Церкви. «Гонители мощей» не стесняются использовать ложь, подлог и любые грязные средства для того чтобы вбить клин между органами власти и Церковью, не допустить поклонения Мощам Царственных Страстотерпцев.

В начале 1990-х годов Русская Православная Церковь серьезно восприняла известие об обнаружении «екатеринбургских останков» и активно включилась в процесс их изучения. В связи с обращением Святейшего Патриарха Алексия II, ряда общественных организаций и граждан, 23 октября 1993 года распоряжением Председателя Правительства Российской Федерации В.С. Черномырдина создана Правительственная Комиссия по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора НИКОЛАЯ II и членов его семьи, с перерывами работавшая до 27 февраля 1998 года. Церковь в комиссии представляли митрополит Коломенский и Крутицкий Ювеналий и церковный археолог Сергей Алексеевич Беляев.

Комиссия помогла наладить сотрудничество с зарубежными специалистами, о многих из которых я вспоминаю с глубокой благодарностью.

В 1993 году в Правительственную комиссию обратились граждане США, организовавшие «Русскую зарубежную экспертную комиссию[1]». В ее состав входили председатель Колтыпин-Валловский П.Н., вице-председатель комиссии - князь, председатель дворянского собрания русской общины г. Нью-Йорка, а также Северной и Южной Америки А.П. Щербатов, профессор Е.Д. Магеровский, П.Н. Пагануцци, граф Н.Д. Толстой-Милославский и некоторые другие. Американская комиссия тесно сотрудничала с Первоиерархом Русской Православной Церкви Заграницей митрополитом Виталием. Почти все представители Зарубежной комиссии до 1991 года занимались активной борьбой с коммунистическим режимом в СССР и старались не видеть идеологической разницы между новой Россией и СССР. Любопытно, что руководители комиссии – Колтыпин-Валловский, князь Щербатов и Магеровский занимали солидные посты в органах разведки США, а отцы Колтыпина-Валловского и Магеровского во время Второй мировой войны активно работали на гитлеровскую разведку. Митрополит Виталий всю Вторую мировую войну находился на территории Третьего рейха.

В начале войны многие русские эмигранты считали Третий рейх меньшим злом, чем сталинский режим, и приветствовали начало войны между СССР и Германией. Нацисты пытались противопоставить Русскую Православную Церковь Московскому патриархату и руководству Советского Союза и поставить её на службу гитлеровскому режиму. Ряд церковных деятелей активно поддерживал сотрудничество с нацистами. Первоиерарх РПЦЗ митрополит Анастасий (Грибановский) в благодарственном письме писал министру Гансу Керлу: «В то время, когда Православная Церковь на нашей Родине подвергается беспрецедентным преследованиям, нас особенно трогает внимание Германского правительства и ваше лично, пробуждает в нас чувство глубокой благодарности германскому народу и его славному вождю Адольфу Гитлеру и побуждает нас к сердечной молитве за его и германского народа здоровье, благополучие и о Божественной Помощи во всех их делах».

Митрополит Виталий полностью разделял взгляды германского руководства на Россию. 10 октября 1941 года был рукоположён архиепископом Берлинским и Германским Серафимом (Ляде) в сан иеромонаха. Ввиду приближения советских войск, в соответствие с указанием Первоиерерха РПЦЗ митрополита Анастасия (Грибановского), братия монастыря в Ладомировой, боясь попасть в зону советской оккупации 4 января 1945 года вместе с сопровождавшими лицами в количестве 49 человек (среди них находился иеромонах Виталий) выехало из Братиславы в Берлин. До своей смерти митрополит Виталий так же относился к иерархам Русской Православной Церкви Московского патриархата, как и во время службы на территории Третьего рейха.

Российское Правительство серьезно восприняло членов Зарубежной комиссии. Их пригласили в Россию, дали возможность ознакомиться со всеми архивными, экспертными и следственными материалами, осмотреть останки и получить пояснения от любых специалистов. Жаль, но американскую комиссию интересовало совсем другое. Всеми силами «гости» старались опорочить работу Правительства России, вбить клин между Русской Зарубежной церковью и Русской Православной церковью Московского Патриархата. Помню как председатель Правительственной комиссии, заместитель Премьер-министра Ю.Ф. Яров обратился к Первоиерарху Русской Православной Церкви Заграницей митрополиту Виталию с просьбой о помощи в исследовании вещественных доказательств следственного дела Соколова, находящихся в распоряжении Зарубежной Церкви. Ответ митрополита Виталия был такой: «Российская Православная Церковь Заграницей никогда не признает екатеринбургские останки «Царскими». Государственная Комиссия совершила кощунство на глазах у всего православного мира, предложив верующим для поклонения лжемощи».

По отношению к представителям органов управления России члены Зарубежной комиссии вели себя нагло и высокомерно, издеваясь над действиями российских властных структур. Чего только стоит заявление Зарубежной комиссии: «Существующие в России правоохранительные органы не могут обеспечить объективного расследования, поскольку старые кадры не были смещены с влиятельных постов, как это было сделано с нацистами в Германии после падения Третьего рейха». Сравнение новой России с Третьим рейхом – это откровенное издевательство над суверенным государством.

Кончилось сотрудничество с Зарубежной комиссией плачевно. Её представители пошли на прямой подлог и выдали неизвестно чьи кости за мощи сестры царицы святой Елизаветы Федоровны. Цель их была одна – опорочить экспертные исследования и не дать Русской Православной Церкви и всем православным людям в мире поклоняться истинным мощам. Подлог с треском провалился, но смутил умы многих православных верующих. Не лучшим образом поступил и митрополит Виталий. 6 ноября 2004 года Русской Православной Церковью Заграницей под омофором Блаженнейшего Митрополита Виталия была провозглашена анафема сергианству, а фактически Московской патриархии, признанной апостасийным миром наследницей дореволюционной Российской Православной Церкви.

Ложь и недоброжелательство Зарубежной экспертной комиссии были беспредельными, но ни один другой человек не сделал столько вреда в борьбе со Святыми Мощами как широко известная в России гражданка Канады Ольга Николаевна Куликовская-Романова.

В 1992 году эксперты и историки начали углубленно изучать семейные связи Семьи Императора Николая II. Возможности у генетиков были ограничены, поскольку предполагалось исследование только митохондриальной ДНК Царя, а носителями её были ближайшие родственники по материнской линии. Попытки решить идентификацию самым простым и естественным способом закончились ничем. В Государственном архиве Российской Федерации хранятся волосы Николая II, срезанные у него Императрицей Марией Федоровной в трехлетнем возрасте. Извлечь из них ДНК не удалось. Было известно, что в Японии находится платок, которым перевязывали раны Цесаревича Николая Александровича, после того как он был ранен полицейским во время визита в эту страну в 1891 году. С помощью великого виолончелиста Ростислава Ростроповича организовали поездку генетика Павла Иванова в Японию. Был получен небольшой фрагмент платка с пятнами крови, но к этому платку прикасались сотни людей, и выделить ДНК Николая II не удалось.

Огромную надежду ученые возлагали на сотрудничество с Тихоном Николаевичем Куликовским. У Николая II была «багрянородная» младшая сестра Великая княгиня Ольга Александровна. Она родилась в Петергофе 1 (13) июня 1882 года и умерла в Канаде в 1960 году. В 1901 году Ольга Александровна вышла замуж за принца Петра Ольденбургского. Брак признали недействительным, поскольку с Ольгой Александровной принц супружеских отношений не поддерживал. Ольга Александровна до 1916 года ждала возможности выйти замуж за своего единственного любимого человека полковника Николая Александровича Куликовского. История Ольги Александровны и Николая Куликовского достойна киноромана. Вскоре после замужества Ольга Александровна родила сыновей Тихона и Гурия. Необычайно скромная, талантливая художница, Ольга Александровна прожила с мужем до самой его кончины сначала в России, а потом в Дании и Канаде. За свою жизнь она написала более 2000 картин. Небольшие доходы от их продажи позволяли ей заниматься благотворительностью. В отличие от Ольги Николаевны Куликовской-Романовой, ставшей невесткой Великой княгини через 26 лет после ее смерти, Ольга Александровна не была публичным человеком¸. Выйдя замуж, по русскому обычаю Великая княгиня Ольга Александровна носила фамилию мужа – Куликовская.

Сын Ольги Александровны и племянник Николая II – Тихон Николаевич жил в Канаде. К ближайшему кровному родственнику Императора пошли обращения из России. Тихон Николаевич никогда не бывал ни в СССР, ни в России. К российским властям относился подозрительно. Сотрудничать с экспертами не хотел. Помню, как в 1992 году я позвонил Тихону Николаевичу. Разговаривал он со мной жестко и никаких «поблажек» не давал. На мою просьбу помочь в установлении истины заявил, что не доверяет мне как «наследнику коммунистов» и считает работу российских экспертов и следствия попыткой фальсификации истории о гибели Царской Семьи. На этом переговоры закончились. В то же время, Тихон Николаевич понимал, что является носителем важнейшей и уникальной генетической информации об Императорской Семье. Насколько мне известно, Тихон Николаевич пожелал, чтобы кровь его была исследована независимыми экспертами и результаты этих важнейших исследований или подтвердили или опровергли версию о принадлежности «екатеринбургских останков» царственным особам. Умер Тихон Николаевич в 8 апреля 1993 в Канаде.

Если с Тихоном Николаевичем Куликовским я не встречался, то с его вдовой Ольгой Николаевной Куликовской-Романовой судьба сводила часто. Очень хорошо запомнилась наша первая встреча. Мой служебный кабинет находился тогда в здании Генеральной прокуратуры России на Кузнецком мосту. В разгар рабочего дня ко мне подошел милиционер, дежуривший на входе, и сообщил, что меня настойчиво требует «какая-то княгиня». Я никого не ждал и удивился, увидев симпатичную энергичную женщину в сопровождении двух молодых людей. Как потом я узнал, молодые люди всегда сопровождали Ольгу Николаевну. Она называла их: «мои офицеры связи». В руках у одного «офицера связи» находилась видеокамера или фотоаппарат, у другого – портативный магнитофон. Я чувствовал себя крайне некомфортно, впервые беседуя с незнакомыми людьми под магнитофонную запись. Спросить разрешения на «разговор под камеру» ни Ольга Николаевна, ни ее спутники не удосужились. С самого начала беседа со стороны гостей носила провокационный характер. Ольга Николаевна представилась вдовой племянника Императора и, явно под запись, заявила, что её, конечно, не впустят в здание Генеральной прокуратуры России. Бюро пропусков находилось достаточно далеко от входа, но я попросил охрану сделать исключение для «почетных гостей». Войдя в мой кабинет, Ольга Николаевна (снова под камеру) заявила, что по её сведениям у меня находятся подлинные тома следственного дела Соколова, но я скрываю их от общественности и, конечно, не покажу ей. Я достал из сейфа четыре тома и передал их для ознакомления Ольге Николаевне. Даже не открыв ни одного тома, Куликовская-Романова потребовала, чтобы её немедленно представили заместителю Генерального прокурора России. Руководители прокуратуры достаточно занятые люди и даже сотрудникам этого ведомства к ним не всегда просто попасть на личный прием. Я пришел к заместителю Генерального прокурора и объяснил ему ситуацию. Тот пожаловался на занятость, но отложил все важные дела и без проволочек принял Ольгу Николаевну. Снова нахальная видеосъемка без разрешения и магнитофон, вплотную прижатый к лицу заместителя... После визита к высокому начальству вернулись в мой кабинет. Ольга Николаевна потребовала, чтобы я передал ей на хранение «екатеринбургские останки». Терпение моё было на исходе.

- «Зачем вам нужны останки?» - спросил я.

- «Я проверю, настоящие они или нет».

- «Как вы проверите?»

- «Я должна убедиться, будут ли эти кости совершать чудеса!»

Эта наглость могла вывести из себя кого угодно. Я старательно сдерживался но, находясь под прицелом фотокамеры и ощущая магнитофончик кончиком своего носа, старался быть предельно вежливым: «Ольга Николаевна! Давайте посмотрим на ситуацию со стороны. Вы – иностранная гражданка, которую я вижу впервые в жизни, требуете у высшего следственного органа страны, Генеральной прокуратуры России, отдать вам останки Российского Императора и членов его семьи для того, чтобы вы проводили с ними непонятные и безумные опыты. Как вы можете заставить останки творить чудеса? Вы кто, адепт черной магии или «равноапостольная святая»? С кем вы, с Богом или с дьяволом?»

Несмотря на «высокий градус» разговора, через некоторое время я помог Ольге Николаевне встретиться с ведущими судебно-медицинскими экспертами и дал возможность ознакомиться со многими важными документами. Тогда у меня еще оставались некоторые иллюзии относительно человеческих качеств этой женщины.

Иллюзии эти вскоре рассеялись. Исследуя митохондриальную ДНК Николая II, ученые обнаружили в ней генетическую мутацию. Генетики объяснили, что такая мутация возможна, но именно в этой позиции ученые её раньше не фиксировали. В прессе поднялся крик, дескать, генетики из России и Великобритании допустили загрязнение ДНК, а результаты экспертизы нельзя признать достоверными. Следствию необходимо было «усилить позиции» и провести новые исследования, окончательно ставящие точки над i. На Правительственной комиссии мэр Санкт-Петербурга Анатолий Александрович Собчак предложил вскрыть в Петропавловском соборе гробницу любимого брата Императора Николая II Великого князя Георгия Александровича. Идея была здравая, но очень не хотелось тревожить прах несчастного молодого человека, умершего от туберкулёза в 1899 году. Я как мог, уклонялся от эксгумации, надеялся, что, может быть, Церковь не поддержит эту идею. Церковь поддержала. Письменное согласие на эксгумацию дал митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев). Святейший Патриарх Алексий II даже послал на эксгумацию своего представителя – церковного археолога Сергея Алексеевича Беляева. У меня оставался последний шанс. Я знал, что незадолго до смерти Тихон Николаевич Куликовский оставил образцы крови для генетических исследований. Вскрытие и разрушение гробницы Великого князя Георгия Александровича вполне можно было заменить исследованием крови Тихона Николаевича. За несколько дней до предполагаемого вскрытия гробницы Ольга Николаевна как раз приехала в Москву. Я обратился к ней, объяснив¸ как можно избежать этой варварской процедуры. Ольга Николаевна жестко отказала в просьбе и была неумолима: «Ничего для исследования я вам не дам. Разрушайте гробницу!».

Гробницу разрушили под пение монастырского хора. Останки Великого князя исследовали в США и получили результат, который должен был отбросить все сомнения. Мало того, что генетические характеристики братьев Николая II и Великого князя Георгия Александровича совпали, даже генетическая мутация у каждого из них оказалась в одной и той же позиции. Настал сентябрь 1995 года. Правительственная комиссия готовилась к своему последнему заседанию. Исход его после экспертизы останков великого князя был ясен. Останки со спокойной совестью можно было захоронить. Незадолго до начала слушаний мне позвонила Ольга Николаевна:

- «Я должна выступить на Правительственной комиссии!»

- «По какому поводу?»

- «Я провела генетическое исследование крови своего мужа!»

- «Вы сами или вам кто-то помогал?»

- «Со мной работали лауреат Государственной премии России генетик Евгений Иванович Рогаев и японский генетик профессор Тацуо Нагаи».

Я знал Е. Рогаева как честного человека и специалиста высочайшего класса, работавшего на уровне нобелевских лауреатов. О Тацуо Нагаи ничего не знал, но понимал, что он представляет солидный японский университет и исследование «живой» крови, специально взятой для генетических исследований, гарантирует достоверный результат. В том, что анализы Рогаева и Тацуо Нагаи укрепят позицию Правительства, я не сомневался. Встретился с вице-премьером Юрием Яровым, объяснил ему ситуацию. Юрий Федорович задумался. Дело в том, что в Правительственной комиссии существовал неписаный договор о том, что родные и близкие императорской фамилии на заседания приглашаться не будут и их оповестят их о результатах только после окончательного принятия решения по останкам. Условие это было нарушено и «троянского коня» - Ольгу Николаевну Куликовскую-Романову «со свитой» впустили в правительственные кабинеты.

20 сентября 1995 года состоялось заседание Государственной комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая II и Членов Его Семьи. В заседании по инициативе Церкви приняли участие и члены Зарубежной комиссии. В своем выступлении генетик Евгений Рогаев не касаясь результатов исследования крови Тихона Николаевича Куликовского, высказался о том, что в ходе идентификации останков следовало применить более современные генетические технологии, повысив степень достоверности результатов.

Выступление Ольги Николаевны стало шокирующим для Правительственной комиссии и общества. Она заявила о том, что исследование крови её мужа полностью исключает родство Тихона Николаевича Куликовского с кем-либо из людей, захороненных в Поросёнковом Логу.

На самом деле генетик Евгений Рогаев пришел к выводу «…о близком родстве по женской (материнской) линии Т.Н. Куликовского-Романова и индивида, чей костный образец 4-46 был проанализирован в данном исследовании».

Это была наглая ложь авантюристки, увенчавшаяся «успехом». Настоящий «снайперский выстрел» поставивший под сомнения труд честных ученых. Ольга Николаевна своей ложью сумела поселить сомнения в души тысяч и тысяч православных людей, мечтавших обрести Мощи Царской Семьи. Для того чтобы обезопасить себя от разоблачения со стороны ученых проводивших исследования крови Куликовского-Романова, Ольга Николаевна взяла с них подписку о неразглашении тайны медицинских данных своего покойного мужа. Во многих зарубежных странах за нарушение медицинской тайны могут привлечь к уголовной ответственности.

Первооткрыватель Царских останков Гелий Рябов написал: «Гробовая змея подползла не только к князю Олегу. Она подползла и ужалила Останки Царской Семьи». В тот же день Ольга Николаевна выступила на всех возможных телепрограммах и дала интервью во все возможные газеты. Она выступила в Государственной Думе и встретилась со Святейшим Патриархом Алексием II. И всюду ложь, ложь и ложь. Самого заключения Ольга Николаевна никому не показывает, оно лежит у неё в тайном месте «за семью замками».

Может быть, выступление Ольги Николаевны было роковой ошибкой? Может быть, она сама неправильно поняла выводы, сделанные в заключениях Евгением Рогаевым и Тацуо Нагаи? Нет, нет и нет! Ошибки быть не могло и ложь Ольги Николаевны Куликовской-Романовой вполне сознательна с полным пониманием последствий для судьбы Мощей Царской Семьи. Куликовская-Романова прекрасно понимала, какой клин она вбивает во взаимоотношения Президента России Б. Н. Ельцина и Святейшего Патриарха Алексия II, какой урон она наносит попыткам объединения Церквей, насколько жестоко и несправедливо она дискредитирует Правительство и Генеральную прокуратуру России.

О своей борьбе с «екатеринбургскими останками» Ольга Николаевна написала книгу «Неравный поединок в Белом доме», где упомянула лишь несколько адресатов, кому продемонстрировала ложь о сравнительном исследовании крови её мужа: «Было множество деловых встреч в Канаде, США, России, Англии, Франции, Австрии, Финляндии, Дании. Я беседовала с нашими родственниками, с Его Святейшеством Патриархом Московским и всея Руси Алексием Вторым, Главой Русской Зарубежной Церкви Его Высокопреосвященством Митрополитом Виталием».

Вся публичная деятельность Ольги Николаевны направлена на то, чтобы опорочить действия официальных властей России, вбить клин между Церковью и Государством, оболгать действия Генеральной прокуратуры и Следственного комитета.

Авантюризм Ольги Николаевны заставил внимательно присмотреться к ней. Кто же она? Какие идеалы исповедует? К каким «высотам» она нас зовет?

Опубликованы сотни выступлений Ольги Николаевны. Интенсивность её передвижения по России напоминает предвыборную гонку американских президентов. Она постоянно и активно рекламирует свои взгляды всем и вся.

Прежде всего, она пытается показать себя редким носителем высших нравственных качеств, присущих только прежним представителям Российского Императорского дома. В десятках её выступлениях красной нитью проходит мысль о том, что потомки представителей Российского Императорского Дома Романовых уже ничего не значат, поскольку давно оторвались от России. Только она, Ольга Николаевна Куликовская-Романова, может знать, что же должны делать потомкам русских царей и указывает им верный путь в этом мире. Если пролистать многочисленные интервью Ольги Николаевны, то видно, что её очень часто называют «княгиней», а то и «великой княгиней», «единственной достойной наследницей Дома Романовых» и другими лестными эпитетами. Ольга Николаевна ничего не имеет против этого.

Вот как сама себя характеризует Ольга Николаевна: «На сегодняшний день среди ныне живущих Романовых я являюсь ближайшей родственницей Святых Царственных Мучеников…» (Слово О.Н. Куликовской-Романовой на презентации книги «"Екатеринбургские останки". Независимые исследования»… 20 ноября 2018 года).

Может ли Ольга Николаевна претендовать на титулы Императорской Семьи и транслировать «великие истины» как представитель Дома Романовых?

Думаю, что нет. Потомкам рода Романовых не нужны переводчики с «романовского» языка на общечеловеческий. Среди них множество умных и интеллигентных людей. Как я понимаю, для того чтобы говорить от имени Романовых, нужно для начала быть Романовым или официально представлять род Романовых.

Ольга Куликовская-Романова не может считаться ни княгиней, ни великой княгиней, так как является третьей женой Тихона Куликовского, рожденного от морганатического брака Великой княгини Ольги Александровны и полковника Николая Куликовского. Вот, как справедливо говорит о нашей героине представитель настоящих потомков Романовых российский историк и общественный деятель Александр Николаевич Закатов: «Безусловно, в России есть круг лиц, которые признают госпожу Куликовскую потомком дома Романовых… Но не надо путать Божий дар с яичницей, госпожа Куликовская не может носить даже фамилию Романовых». Действительно, её покойный муж всю жизнь оставался Куликовским, а Ольга Николаевна каким-то чудесным образом приписала себе фамилию «Романова».

Ни один из представителей династии Романовых никогда не позволял Ольге Николаевне представлять его интересы. Она часто ссылается на авторитет своей свекрови Великой княгини Ольги Александровны. Напомню, что невестка с августейшей свекровью никогда не встречались, знакомы не были, и наверняка скромную Великую княгиню насторожило бы рвение Ольги Николаевны выступать от имени Императорской Семьи по любому поводу.

Может ли Ольга Николаевна представлять своего покойного мужа Тихона Николаевича Куликовского? Как его вдова и наследница, конечно, да. Например, из рода Куликовских к Ольге Николаевне перешли картины и рисунки Великой княгини Ольги Александровне. По-видимому, к потомкам Романовых они уже не вернуться, но закон есть закон. Другое дело – это духовное наследство. С Великой княгиней Ольгой Александровной её невестка никогда не общалась. Она вышла замуж за Тихона Николаевича через 26 лет после смерти Великой княгини. По ряду причин сам Тихон Николаевич был оторван от Родины. Он никогда не был ни в СССР, ни в России. Из беседы с ним я понял, что Тихон Николаевич совершенно не ориентировался в сложной и противоречивой российской жизни. Конечно, можно спекулировать на авторитете покойного мужа, но правильно ли выражает его мысли и мнения Ольга Николаевна относительно сегодняшних событий, это одному только Господу Богу известно …

Может ли Ольга Николаевна представлять в мире потомков Николая Александровича Куликовского и его жены Великой княгини Ольги Александровны? Безусловно, нет. Она по признакам родства никакого отношения к потомкам Императорского Дома Романовых не имеет и никто из потомков Николая Куликовского и Великой княгини Ольги Александровны не давал ей поручений представлять семью Куликовских.

После великой княжны Ольги Александровны и её мужа Николая Александровича Куликовского осталось обширное потомство, которое находится в кровном родстве с Императором Александром III и может достойно представлять потомков великой княгини, не пользуясь услугами Ольги Николаевны Куликовской-Романовой.

Не мудрствуя лукаво, я приведу данные о ныне живущих потомках детей Н.А. Куликовского и Великой княгини Ольги Александровны Тихона Николаевича и Гурия Николаевича:

Дочь Тихона Николаевича - Ольга Тихоновна Куликовская (9 июля 1964 г. р.) и её дети: Петр (р. 1994), Александр (р. 1996), Михаил (р. 1999), Виктор (р. 2001).

Дочь Гурия Николаевича - Ксения Гурьевна Куликовская, (19 июня 1941 г.р.) и ее дети Павел Эдуардович Куликовский (р. 1960), Вивиан Ларсен (р. 1962), Питер Ларсен (р. 1966), Вибека Нильсен (р. 1981).

Дети Павла Эдуардовича Куликовского:

Майкен Куликовская Хансен (р. 1990)

Зандра Куликовская Хансен (р. 1991)

Дети Вивиан Ларсен: Аня Андерсен (р. 1988), Матиас Андерсен (р. 1988), Филипп (р. 1997).

Дети Питера Ларсена: Дитте Кристенсен (р. 1992).

Дети Вибеке Нильсен: Сесилия Вестергор-Нильсен (р. 2006).

Сыновья Гурия Николаевича:

Леонид Гурьевич Куликовский (1942-2015)

Александр Гурьевич Куликовский (1948 г.р.). Оба бездетны.

Ольга Николаевна недолюбливает родственников покойного мужа и не общается с ними. Никто из ныне живущих кровных потомков Императора III по линии великой княгини Ольги Александровны не давал повода Ольге Николаевне Куликовской-Романовой представлять их и делать от их имени какие-либо заявления.

С 1991 года, Ольга Николаевна ведет общественную работу, связанную с Россией. Это работа возглавляемого ею благотворительного фонда Имени Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны, организация выставок художественных произведений Великой княгини, многочисленные выступления в самых разных аудиториях и средствах массовой информации. Ольга Николаевна активно вмешивается в церковные и светские дела, постулируя себя как проповедника истинного благочестия, настойчиво внедряя в сознание жителей России не только достойные, но и глубоко чуждые нам принципы. Если политик и русский общественный деятель занимается активной пропагандой своих взглядов, он обязан раскрыть перед обществом факты своей биографии, отношение к важнейшим политическим процессам в жизни страны, где он проповедует. Между тем, истинные взгляды и биография самой Ольги Николаевны, её родных и близких надежно скрыты за «железным занавесом» и мы можем только догадываться, как они жили и чем занимались в прошлой жизни.

Дети за отцов не отвечают, но они должны правильно оценить взгляды и действия своих отцов. Мы понимаем, что если отцы были великими грешниками, нельзя вести других по пути этих великих грешников.

«Юношам, обдумывающим житьё», Ольга Николаевна в качестве идеала на вечные времена предлагает своего отца. Николай Николаевич Пупынин, - потомственный дворянин Тамбовской губернии, есаул боевой казачий офицер Императорской и Белой армий, участник знаменитого Ледяного похода. Мать - Нина Конрадовна Коперницкая - художник, скульптор, образование получила в Варшаве и Мюнхене.

Портрет бравого есаула всегда с Ольгой Николаевной и напечатан ею во многих средствах массовой информации. Ольга Николаевна – передовой человек. Она не забыла о российском всенародном движении «Бессмертный полк» и искренне считает, что портрет её отца, как «борца с коммунизмом» нужно нести в первых рядах патриотов. Странное желание, если вспомнить, что «Бессмертный полк» - это, прежде всего, движение в память о патриотах положивших свои жизни и здоровье в войне с фашизмом за свободу своей Родины.

Можно ли и нужно ли нести портрет Николая Николаевича Пупынина в первых рядах «Бессмертного полка»?

Ольга Николаевна всегда упоминает о том, что Н.Н. Пупынин участвовал в Ледовом походе по Кубани. Во главе войск в Ледовом походе стояли генералы Алексеев и Корнилов. Напомню, что генерал Алексеев входил в число заговорщиков, принудивших отречься Императора Николая II и арестовавшего Царя. Генерал Корнилов в Царском Селе арестовал Императрицу и детей Императора. То есть возглавляли Ледовый поход по Кубани первые тюремщики Императорской Семьи. Интересно, что в походе принимал участие и Борис Штейфон, наверное, единственный в мире крещёный еврей, ставший генерал-лейтенантом у нацистов. Именно у него во время Второй Мировой войны служил карателем казак Пупынин.

Таким ли идеальным «белым рыцарем» был отец Ольги Николаевны во время Ледяного похода? Какие идеалы исповедовали участники похода? Отпуская офицерский батальон из Новочеркасска, Корнилов напутствовал бойцов словами: «Не берите мне этих негодяев в плен! Чем больше террора, тем больше будет с ними победы!». Безжалостный террор участников похода надолго запомнился на Кубани. Пользуюсь данными не «советских источников», а воспоминаниями участника событий со стороны «белых» Романа Гуля. В его книге «Ледяной поход» есть глава «Леженка». Так называлась село, со стороны которого по добровольцам открыла огонь немногочисленная группа красных. Расправа была страшной. Гуль пишет: «Вечером, в присутствии Корнилова, Алексеева и других генералов, хоронили наших, убитых в бою. Их было трое. Семнадцать было ранено. В Лежанке было 507 трупов». То есть корниловцы фактически вырезали и расстреляли как виновных, так и невиновных – все мужское население села.

Это лишь один эпизод, участником которого был «достойный казак» Николай Николаевич Пупынин. Во время Гражданской войны, сопровождавшейся взаимным террором, трудно было понять, кто прав, а кто виноват, поэтому комментировать действия белогвардейцев не буду. Скажу только, что экзамен в школе запредельной жестокости Николай Николаевич Пупынин прошел от начала до конца еще в годы Гражданской войны.

Красные победили. Казак Пупынин с отступавшими войсками попал на турецкий остров Лемнос, где познакомился с будущей матерью Ольги Николаевны Ниной Конрадовной Коперницкой. Еще одна загадка. Ольга Куликовская-Романова рассказывала, что мать её была замужем и убежала от большевиков из Киева с двумя детьми. Дальше всё непонятно. Развелась ли её мать со своим первым мужем? Венчалась ли Коперницкая с Пупыниным или жила с ним «гражданским браком»? Кем был муж и старшие дети Коперницкой? Ничего не говорит о своих сводных братьях или сестрах Ольга Николаевна. Напомню, что в 1941 году братьям или сестрам Ольги Николаевны было уже за 20 лет. Какова же их судьба? По отрывочным сведениям известно, что семья жила на оставшиеся драгоценности Коперницкой, да на камешки, валявшиеся вдоль реки, которые Николай Пупынин разрисовывал и продавал как сувениры с надписью «Сувенир из дворняцкой бани».

После Лемноса семья перебралась в Сербию, где, по словам Ольги Николаевны, её отец работал в сельскохозяйственной школе городка Вальево учителем рисования. В 10 лет Ольгу Николаевну отдали учиться в закрытое заведение, филиал Смольного - Мариинский Донской институт благородных девиц.

6 апреля 1941 года Германия вместе со своими союзниками Италией, Венгрией, Румынией, Болгарией захватила Королевство Югославию.

12 сентября 1941 года в Сербии по инициативе русских эмигрантов-казаков был сформирован Отдельный русский корпус. Целью формирования корпуса его командование считало поход в составе нацистских формирований на Советский Союз. В самые тяжелые для своей Родины дни в этот корпус записался казак Николай Пупынин.

В 1941 году Николаю Николаевичу Пупынину уже перевалило за 40 лет. Он не был кадетом-романтиком и прекрасно понимал, что собой представляет национал-социализм Гитлера. Идеи «Майн Кампфа» Гитлера широко рекламировались, и опытный, прошедший войну казак, прекрасно понимал, что ожидает народы Советского Союза в случае их порабощения Германией. Однако казак Пупынин не боялся попасть в разряд русского народа, которому Гитлер уготовил смерть, голод и рабство. Казачьи части среди военных формирований национал-социалистов имели особый статус. Гитлер и его ближайшее окружение придерживались теории о том, что казаки - это потомки германских племен готов и принадлежат они не к славянской, а к арийской расе. Третьему рейху нужны были не только рабы, но и их надсмотрщики. В этом качестве идеально подходили казачьи формирования. Казак Пупынин ненавидел коммунистов, и интересы Отечества отошли для него на второй план. Пупынин не хотел понять, что в 1941 году речь шла уже не о судьбе советской власти, а о судьбе России. Позже ему, как офицеру карательного подразделения, отлично было известно, что вытворяли нацисты, да и он сам, на оккупированных территориях. В СССР по официальной статистике потери мирного населения исчисляются в 13 684 700 человек (из них: преднамеренно истреблено — 7 420 400 человек, погибло на принудительных работах в Германии — 2 164 300 человек, погибло от голода, болезней и отсутствия медицинской помощи — 4 100 000 человек).

Философ И. Ильин писал: «Гитлер пытался бороться и с коммунистами, и с русским народом». Большая часть русских эмигрантов сумела увидеть в агрессии национал-социалистов против СССР не войну против Сталина и коммунистов, а войну на уничтожение Родины. Казак Пупынин верно служил Гитлеру до мая 1945 года.

В Югославии казаки применяли тактику «выжженной земли», предавая огню крестьянские хутора и посёлки, где укрывались партизаны, передавая затем эти места под контроль прославившихся своей жестокостью усташей. Местное население ненавидело казаков, боясь их больше немцев. Показательно, что в их глазах казаки представали нерусскими и именовались «черкезами». Югославы говорили: «разве „русские братушки“ могут убивать и насиловать».

Вот что пишет о действиях «доблестных казаков» активный участник событий со стороны гитлеровцев М.Ф. Скородумов: «Русский Корпус в продолжение четырех лет вёл тяжелую борьбу с сербскими, хорватскими, словенскими и русскими коммунистами, нанося им сокрушительные удары, так как немцы не имели понятия о ведении партизанской войны с красными». Тот же Скородумов с гордостью вспоминает и о боестолкновениях с регулярными частями Красной армии: «Доблесть чинов Русского Корпуса, верность долгу, беспримерная храбрость и непримиримость к большевикам будут оценены историей. С 1941 по 1943 гг., пока в Корпус не прибыли бывшие пленные красноармейцы, ни один чин его не попал в плен! В 1944-1945 гг., несмотря на плохое вооружение и в среднем пожилой возраст (в Корпусе были люди от семнадцати до семидесяти лет), старые русские генералы и офицеры наравне с молодёжью храбро вступили в бой уже не с сербскими и хорватскими партизанами, а с регулярными частями Красной Армии и с югословенской коммунистической бригадой, прибывшей из Москвы».

30 апреля 1945 года командир корпуса нацистский генерал-лейтенант Штейфон то ли отравился, опасаясь попасть в советский плен, то ли умер от сердечного приступа. Русский корпус возглавил полковник Анатолий Иванович Рогожин. Он с боями вывел корпус в Австрию, где сдался британским войскам 12 мая 1945 года. Советские власти хотели, чтобы британцы выдали им пленных корпуса, также как и казаков Казачьего стана. Но Русскому корпусу повезло. Британские власти не выдали их, так как большинство служивших в корпусе эмигрантов первой волны не были советскими гражданами. Николай Николаевич Пупынин с семьей вырвался из пекла и благополучно эмигрировал в Венесуэлу, где прожил до конца своих дней. Говорят, что он писал иконы и пел в русском церковном хоре.

О Нине Конрадовне Коперницкой известно лишь то, что она, как и Н. Пупынин, умерла в Венесуэле.

В истории жизни Ольги Николаевны Куликовской-Романовой с 1941 по 1986 год одни огромные белые пятна.

Хотелось бы знать об этом периоде жизни подробнее. Ольга Николаевна вспоминает о том, немцами её мать была интернирована из Югославии в Германию на принудительные работы и едва ли не помещена в концлагерь. Куликовская-Романова говорит: «Маму забрали из Белграда. Была, так сказать, облава. Была… Забрали некоторых на работу в Германию, и мама попала случайно в эту… в эту облаву». Потом мать отпустили, и Ольга Николаевна выехала к ней. Здесь начинается неразбериха, требующая пояснений. Как и за что немцы могли интернировать жену гитлеровского офицера, майора, каким являлся Николай Пупынин?

Ольга Николаевна вспоминает о том, что воссоединившись с матерью в Германии, она попала на фабрику «и жила в общежитии, так сказать, в лагере. Но после года я освободилась оттуда. Трудно, но освободилась». Как-то невнятно Ольга Николаевна говорит об образовании, полученном в Германии: «Нет, ну, вроде я там закончила… закончила коммерческое образование. Потом поступила в университет. В университет, мне не очень повезло, но во всяком случае языки пошла, не на ту карьеру, которую я хотела, пошла на языки. Так что языки изучала. Диплома никакого не имею, потому что нам, сербам, так как мы были не союзники, то не давали никаких дипломов…» Из этих воспоминаний невозможно понять, в какой германский университет Ольга Николаевна поступила, на каком факультете училась. Почему ей как «сербке» не дали диплома? Она не была «сербкой», её отец был казаком, то есть «остготом и природным германцем», да еще вдобавок фашистским офицером-карателем. При чем здесь сербы? Понятно, что в высших учебных заведениях Германии мог учиться только человек, публично признававший превосходство идей национал-социализма. Об этом в воспоминаниях Ольги Николаевны нет ни слова, хотя к концу войны она была вполне сознательной; ей исполнилось 18 лет.

Николаю Николаевичу Пупынину – бывшему фашистскому карателю, воевавшими вдобавок с войсками Красной армии, было что терять. После войны он с семьей выехал в Южную Америку, где к бывшим гитлеровцам относились благосклонно. Туда же выехала и Нина Конрадовна. Куда делись старшие дети Нины Конрадовны? Выехали ли они вместе с матерью? Как сложилась их судьба. Ольга Николаевна упрямо молчит об этом. Чем занималась в Венесуэле Ольга Николаевна? Снова туман. Что-то проскальзывает, но совсем неопределенное. Во время интервью на радио «Эхо Москвы» ведущая Ольга Бычкова пыталась хоть что-то выяснить о работе Ольги Николаевны. Приведу часть этой беседы.

«О. Бычкова ― Но Вы работали переводчиком – да? – на протяжении там… Можно сказать, что большую часть жизни Вы работали как переводчик?

О. Куликовская-Романова ― Нет, не большую часть. Все… Это была одна из частей. Я работала много… многие профессии. У меня свое дело было. Я нумизмат и филателист, и филокартист.

О. Бычкова― Это в Канаде уже было?

О. Куликовская-Романова ― Нет, в Южной Америке. Ну, издавала тоже альбомы для марок и так дальше. Так что, в общем, предприимчивый человек».

Была ли Ольга Николаевна замужем? По-видимому, да, поскольку перед замужеством на Т.Н. Куликовском-Романове она носила фамилию Бартон. Один раз или несколько была замужем Ольга Николаевна, венчалась ли она в церкви по православному обычаю или жила в гражданском браке, от кого у неё дочь, широкой публике неизвестно.

Известно, что внучка Ольги Николаевны Александра получила профессию диетолога. Опубликована фотография, где Ольга Николаевна снята со своей дочерью и внучкой. Они, как и Ольга Николаевна, граждане Канады. Именно им должны перейти все художественные произведения Великой княгини Ольги Александровны.

Итак, оказалось, что Ольга Николаевна Куликовская-Романова, известный и популярный светский и церковный деятель, имеет «темную и непрозрачную биографию», заставляющую задуматься, с кем же мы имеем дело?

Приемлемы ли в нашем обществе взгляды Ольги Николаевны? Какие идеалы она нам внушает? «Наставления» Ольги Николаевны разрушительны для Церкви и Государства. Её клевета в адрес государства и правоохранительных органов по вопросам, связанным с признанием так называемых «екатеринбургских останков» вызывает возмущение. Фальшивое заявление Куликовской-Романовой относительно исследования крови её мужа ввели в заблуждение Церковь, православную общественность и до сих пор мешают признанию Мощей Святых Царственных страстотерпцев. Непонятно упорное стремление Ольги Николаевны воспрепятствовать захоронению Вдовствующей Императрицы Марии Федоровны в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга рядом с прахом её горячо любимого мужа Императора Александра III.

Мы возмущаемся тем, что в Прибалтике и на Украине возрождается дух фашизма, как-то не замечая, что Ольга Николаевна, в стране, где нацисты уничтожили миллионы ни в чем неповинных людей, постоянно восхваляет предателей Родины, служивших Гитлеру. В «Бессмертный полк» Ольги Николаевны входят не русские воины, сложившие свои головы за победу над гитлеровской Германией, а оголтелые иуды, предавшие свою Родину Россию в самые тяжкие для неё дни. Это признанные всем миром преступники против человечества гитлеровские генералы Петр Николаевич Краснов, Андрей Георгиевич Шкуро, Султан Келеч Гирей, Тимофей Иванович Доманов, Семен Николаевич Краснов и «доблестный казак» генерал-лейтенант СС Гельмут фон Паннвиц. Ольга Николаевна публично заявляет о том, что пострадали они как в «первые века христианства, когда за веру в Господа Иисуса Христа, за исповедание идеи добра и любви обрекали людей на нечеловеческие муки – на растерзание дикими зверьми». По словам Ольги Николаевны: «Они пострадали за то, что не хотели идти под власть злобной сатанинской силы, владеющей нашей РОДИНОЙ и отрицающей БОГА, добро и справедливость».

«Злобная сатанинская сила», справедливо воздавшая по заслугам фашистским иудам – это наши отцы и деды, воевавшие против Гитлера на фронтах Второй Мировой войны. Это мой отец, пулеметчик, тяжело раненный под Смоленском в 1941 году. Это моя мать, партизанка, потерявшая своего сына и моего брата, умершего от голода в оккупации. Моей матери и отцу, а также миллионам жителей СССР противостояли гитлеровские пособники, вроде «доблестного» казака-карателя Николая Николаевича Пупынина и полицаев на службе у немцев. «Библией» этих «ангелов» был «Майн Кампф» Гитлера. После Нюренбергского процесса мы знаем, что готовили для славян не только нацисты-немцы, но и «остготы» из казачества, ненавидевшего Советский Союз и его жителей.

Почему-то Ольга Николаевна никогда не упоминает о настоящих патриотах-казаках, доблестно прошедших всю войну и бросивших фашистские знамена на брусчатку мостовой у Кремля. Им слава!

В России запрещена пропаганда фашизма, и я не хочу, чтобы иностранка Ольга Николаевна Куликовская-Романова в своих бесчисленных поездках и выступлениях клеветала на наше государство. Я не хочу, чтобы в моей стране люди с непонятной биографией славили нацистских преступников.

Чтобы выступать от имени Романовых, нужно быть Романовой, а не казаться ею. Чтобы выступать от имени русских, нужно любить свою Родину, а не подменять героизм воинов Великой Отечественной войны «героизмом» иуд, верно служивших Гитлеру.

Старший следователь-криминалист

Главного управления криминалистики

(Криминалистического центра)

Следственного комитета Российской Федерации                       В.Н. Соловьев

 

[1] «Российская Зарубежная Экспертная комиссия по установлению судьбы останков членов Российского Императорского дома убитых большевиками в Екатеринбурге 17 июля 1918 года и вопроса восстановления исконного правопорядка в России – создана в 1989 году»

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Подписка на новости