ОРТОДОКСИЯ.РУ - Отпетые мошенники. Как борцы с царскими мощами фабриковали свои выводы

Отпетые мошенники. Как борцы с царскими мощами фабриковали свои выводы

Отпетые мошенники. Как борцы с царскими мощами фабриковали свои выводы
09/02/2019/Ортодоксия.ру/

От Редакции. Публикуем перевод части статьи зарубежных авторов в ресурсе «ПОКАЯНИЕ.РУ» от 14 августа 2013 года. Материал разоблачает мошенническую деятельность Ольги Николаевны Куликовой Романовой и российского судебного медика и криминалиста Вячеслава Леонидовича Попова по дискредитации мощей Царственных мучеников, с привлечением ничего не подозревающего японского профессора Татсуо Нагаи.


Маргарита Нелипа (Канберра, Австралия), Хелен Азар (Нью Джерси, США).

И снова об останках императорской семьи Романовых. Кто и для чего сеет  сомнения в подлинности останков, упокоенных в Петропавловском соборе?


 

«Правда о смерти Царя - это правда о страданиях России». Н. Соколов.

В. Соловьев (Генеральная прокуратура) взял под контроль исследования, связанные с Романовыми, в августе 1993 г. [47]. Останки были перевезены в московский судебно-медицинский центр для дополнительной антропологической оценки с применением новейших методик и инноваций. [48]. ЗЭК (Зарубежная экспертная комиссия -  Редакция) агрессивно бросила вызов всем усилиям Правительственной комиссии. Все их аргументы сосредоточились не на полученных результатах, а на своей непоколебимой политической идеологии, или, как Мэсси намекал, на личных стычках и ненависти к предыдущему советскому правительству [49].

Куликовская жаловалась, что в Комиссии не было представителей от Романовых [50], и, таким образом, ЗЭК заявила себя глобальным старшиной в связи со всеми решениями, которые приходили из России о екатеринбургских останках.Чтобы успокоить ЗЭК, В. Соловьёв попросил миссис Куликовскую посоветовать, какого специалиста по ДНК она хотела бы назвать, чтобы её смогли убедить, что останки достоверны. Она выбрала Евгения Рогаева [51], в то время занимавшегося исследованием болезни Альцгеймера в качестве приглашенного профессора в Торонтской больнице у нее дома, в Канаде. Внешней организации ЗЭК (которая непосредственно не была связана с российской Комиссией) выпал удел обеспечить независимый анализ, который нужно было провести в Канаде под руководством профессора Е. Рогаева  в 1995 г.

Третий этап исследований ДНК: От имени ЗЭК для Российской Правительственной комиссией.

Итак, Правительственная комиссия назначила профессора Евгения Рогаева, заведующего лабораторией молекулярной генетики Научного Психиатрического Центра РАМН, руководителем проведения независимого анализа образца крови Т. Куликовского. Группа Е. Рогаева исследовала полиморфические зоны мт-ДНК образца крови Т. Куликовского. Рогаев также рассмотрел  мт-ДНК последовательность у  других потомков по материнской линии дома Луизы Гессен–Кассельской (пра-пра-правнучкa). Ранее доктор П. Гилл наблюдал “С/Т” полиморфизм в позиции 16169 в мт-ДНК Георгия, брата Николая Романова. Эта последовательность сравнивалась с мт-ДНК двух современных потомков по той же материнской линии: герцога Файфа и графини Ксении. У обоих была выявлена фиксация (“С”) в позиции 16169. У Т. Куликовского, сына сестры Николая, была такая же мт-ДНК последовательность, но фиксация в 16169 была на базе “Т” /52/.  Это и ожидалось, если гетероплазмия “С/Т” присутствовала у Николая и Георгия.

Очевидное заключение: независимые мутации в 16169, первоначально выявленные как гетероплазмия, произошли по линии Луизы Гессен–Кассельской.Последовательность мт-ДНК у Куликовского обнаружила “почти полное соответствие” с последовательностями мт-ДНК, полученными П. Гиллом в останках Николая II. Отличием был единственный нуклеотид в позиции 16169. В этой позиции “С” был найден в мт-ДНК у Куликовского, где “С/Т”  была в мт-ДНК останков Николая II. В последовательности мт-ДНК двух других потомков Луизы Гессен-Кассельской (пра-пра-правнука и пра-пра-правнучки) “Т” был найден в той же позиции 16169. Эти данные подтвердили независимые мутации, имевшие место у потомков по материнской линии или мутацию, ведущую к гетероплазмии в указанной линии.Так как все екатеринбургские останки сохранились в России, Е. Рогаев смог сравнить профиль ДНК Тиxoнa Куликовского с ранее опубликованными профилями, впервые идентифицированными доктором П. Гиллом и П. Ивановым в Англии в 1993 году. Е.Рогаев выполнял исследования по указанию ЗЭК, требовавшей, чтобы он провел профиль только по крови Т. Куликовсого [53]. Эти результаты были представлены Комиссии в 1995г. [54], а затем  опубликованы в “Генетике” в 1996г.[55].

Четвертый этап исследований ДНК проводившихся Российской Правительственной комиссией.

Е. Рогаев проводил исследования с декабря 1997г. до января 1998г. в Центре Психического здоровья в Москве. Исследования показали «полное совпадение» профилей мт - ДНК между костными фрагментами скелета № 4 и кровью Т. Куликовского /56/. Это исследование проходило «вслепую», оно исключало любую возможность предвзятости со стороны исследователей. Проще говоря, Е. Рогаев определил, что Т. Куликовский по материнской линии был родственником скелетных останков под № 4. С. Абрамов и его команда антропологов ранее идентифицировала этот скелет как скелет №4, принадлежащий Николаю II. Анализ Е. Рогаева снова подтвердил результаты доктора П. Гилла и П. Иванова: останки принадлежат императорской семье Романовых.

Результаты исследований были переданы Правительственной комиссии Е. Рогаевым . Итак, за короткий срок открытие  Е. Рогаева стало частью завершения работы Правительственной комиссии, резщульаты которой были предоставлены Президенту Б. Ельцину за несколько месяцев до того, как перезахоронение должно было произойти.

Работа Правительственной комиссии завершена. Комиссия подтвердила, что 5 скелетных останков, найденных в общем захоронении под Екатеринбургом, принадлежат Царской Семье: отцу, матери и трем дочерям. Эти останки, без сомнения, принадлежали Царской Семье, ДНК которых анализировались многочисленными аккредитованными лабораториями мира. Их единственной целью было обеспечение проведения всех исследований без предвзятости и пристрастия.Согласно протоколу № 9 от 9 января 1998г., каждый участник Правительственной комиссии (22 человека) голосовал за перезахоронение, из которых 16  считали, что перезахоронение должно проводиться, по традиции, в Петропавловском соборе, а не в Екатеринбурге (4 голоса) или Новоспасском Монастыре (1 голос), при одном воздержавшимся [57]. Борис Немцов, возглавлявший Правительственную комиссию по идентификации и перезахоронению останков императорской семьи, подтвердил выводы Комиссии 30 января 1998 года и направил рекомендации Комиссии президенту России Борису Ельцину о проведении перезахоронения в Петропавловском соборе [58]. 27 февраля 1998 года Российское Правительство единодушно приняло решение Правительственной комиссии о проведении захоронения [59]. Наконец, несмотря на возражения Московской Патриархии, было объявлено о решении перезахоронить останки Царской Семьи и их верных слуг в Санкт-Петербурге 17 июля, восемьдесят лет спустя после их убийства. На этом основании Российское Правительство смогло оформить свидетельства о смерти всех убитых.

Нынешний глава Семьи Романовых Князь Николай присоединился к пожеланиям Правительственной комиссии, чтобы все останки, а не только Романовы были похоронены вместе в Петропавловской крепости [60], хотя это и противоречило императорской традиции, но обстоятельства были экстраординарными. Это был акт нашей благодарности и уважения к преданности слугам, не только за добровольное участие в ссылке с императорской семьёй, но  и разделение в неизбежной, трагической гибели вместе с нею. Их желание соединить свои судьбы с Царской навсегда должно продолжаться и после смерти. Так закончился длинный путь к месту упокоения. Но это стало лишь началом политических скандалов.

Уверенность начинает рушиться. Любому разумному наблюдателю могло стать понятным, что исследования Е. Рогаева наконец-то умиротворят озабоченность ЗЭК. Но не так-то было. Ещё до отчета Правительственной комиссии миссис Куликовская заявила, что результаты, полученные Е. Рогаевым, не коррелируют с екатеринбургскими останками! [61]. Это заявление было сделано вопреки заявлению Е. Рогаева, опубликованному в Российском журнале «Генетика» в 1996 году, где он соглашался с первоначальными результатами, полученными доктором П. Гиллом и П. Ивановым. Миссис Куликовская пространно объяснила, в своем интервью, опубликованном в Российском Православном журнале [62],  почему она считает, что существует несовпадение результатов. Она заявила, что «слово Иванова “мутация”... просто его личная теория» и что «в крови Тихона было на одну цифру меньше, а отсутствие одной цифры означает, что это не является полным совпадением».

Следует подчеркнуть, что миссис Куликовская не ученый. В действительности, Е. Рогаев сказал: «один нуклеотид», что является одним единственным органическим соединением, который отличался от профиля Николая II. Скептическая ЗЭК заявила главе Комиссии, что есть ученые, которые подвергают сомнению способ проведения анализов ДНК. Они сомневаются, почему ни вдовствующая империатрица, похороненная в Петропавловском соборе, ни сестра Александры Елизавета, якобы погребенная в Иерусалиме, не рассматривались для сравнения ДНК [63]. Но почему ЗЭК ведет себя так непреклонно, считая, что она права, а все остальные ученые не правы? Часть ответа в двух конфликтующих предположениях:

1. Когда Николай был еще царевичем, во время своего визита в Японию в 1891 году он был ранен саблей самурая в г. Отсу. Рана была поверхностной и не вызвала значительной травмы на голове. Чтобы приостановить кровь, использовали кусок материи (который сейчас выставлен как экспонат в японском музее).Рассмотрим сообщение из письма доктора  В. Барятинского [64] об инциденте в Отсу, который был получен Александром III 29 апреля 1891г.:

«Поранение представляется следующим:  1) Первая, или затылочно-теменная, рана – линейной формы,  длиною 9–ть сантиметров с разошедшимися краями, проникает через всю толщу до кости и находится в области правой теменной кости. ... 2) Вторая,  или лобно-теменная рана – находится выше перваой на 6 см и идет почти параллельно ей, имеет 10-ть см длины, проникает  через всю кожу до кости...3) На границе верхней трети со среднею наружного края ушной раковины усматривается поверхностная поперечная рана, длиною около 4-х миллиметров, почти совершенно не кровоточашая. .... Тотчас же на месте этого события мною была наложена соответствующая временная повязка на раны для остановки обильного  артериального кровотечения. С момента получения ранения и во все время пути Государь Наследник Цесаревич находился в хорошем состоянии сил, настроении духа и в полном  сознании. ...    Во время очистки второй (лобно-теменной) раны извлечен мною свободно лежавший между сгустками крови осколок кости – клиновидной формы, около 2.5  см длины, два миллиметра ширины в одном конце и 1 миллиметр – в другом. Толщина осколка в лист обыкновенной  писчей бумаги ...».

После инцидента госпитализация не понадобилась. В действительности, царевич вскоре после этого без всякого волнения отправился на поезд [65]. В. Соловьев сделал очень точное замечание, что травма черепа только повлияла на надкостницу [66]. Надкостница - волокнистая защитная мембрана, которая высоко васкуляризирована и образует внешний слой, покрывающий череп [67]. Конечно, это не кость! Височная кость, являясь мягкой тканью, не смогла сохраниться за  80 лет [68], она разрушилась – во-первых, из-за серной кислоты, которой были залиты все лица [69] и, во-вторых, как следствие естественного посмертного разрушения всех мягких тканей. Тот факт, что этот фрагмент был толщиной в бумажный лист, исключает все, потому что обычный череп имеет в, среднем, толщину 4 мм [70]. И все это значит, что на черепе Николая не было свидетельств какой-либо залеченной  раны, вызванной инцидентом в Отсу.Несмотря на медицинский отчет, представленный Александру III, ЗЭК, однако, считает, что рана повредила костную ткань. Согласно одному из членов ЗЭК доктору В. Попову (судмедэксперту), на черепной кости, якобы принадлежащей императору, нет следов шрама на правой стороне [71]. Попов был одним из экспертов, присутствовавших на эксгумации в 1995г. в качестве представителя Правительственной комиссии (при эксгумации Великого князя Георгия в Санкт-Петербурге) [72]. Однако Попов изменит свою преданность Правительственной комиссии и обратится к профессору Нагаи с просьбой помочь ему дискредитировать все предыдущие судебно-медицинские исследования: а именно - подорвать доверие к подлинности Екатеринбургских останков [73].

2. ЗЭК твердо убеждена, что отрезанную голову Николая увезли Якову Свердлову в Москву. Эта деталь была найдена в утверждениях Дитерихса [74], что не подтверждается судебно-медицинскими данными В.Н. Соловьева, полученными во время расследования событий, связанных с убийством Царской Семьи. ЗЭК однозначно предполагает, что череп, должно быть, вернули позже «по чьему-то указанию, чтобы сфабриковать обнаружение останков» [75].

Этим невероятным сценарием они фактически признают, что череп действительно принадлежит Николаю II!  В.Н. Соловьев утверждает, что не существует ни единого свидетельства о том, что голову Николая когда-либо посылали в Москву [76]. В.Н. Соловьев также подтверждает, что нет антропологических свидетельств, что какие-либо головы были отрезаны (ответ на вопрос № 10, представленный Синодом Русской Православной церкви в Комиссию в 1996 г.) [77]. Отсюда очевидный вопрос. Если головы были отрезаны, как заявляет ЗЭК, тогда почему молчит Московская Патриархия и не настаивает на сохранении этих останков, чтобы обеспечить им православное захоронение?

Другая часть ответа дана В. Соловьевым [78], который считал, что ЗЭК была введена в заблуждение верой в судебное расследование Н. Соколова в 1919 г., в котором оговаривалось, что все трупы были «полностью сожжены и уничтожены» [79]. Н. Соколов не сумел найти трупов и имел в виду только единственный «отрезанный женский палец с маникюром», найденный в 1918 г. следователем Н.Н.  Магницким [80].

Очевидно, что ЗЭК очень запуталась в своем заблуждении, предполагая, что любые решения, исходящие из России, должны быть игнорированы [81]. Они исключает все выводы Правительственной комиссии и В.Н. Соловьева, даже несмотря на то, что сама Куликовскaя  выбрала Е. Рогаева для проведения  дополнительных исследований. Ясно, что его результаты оказались не нужными для поддержания непримеримой борьбы ЗЭК за то, чтобы останки Царской Семьи непременно были изъяты из Петропавловской крепости.

Скрытные исследования вне Российской правительственной комиссии

В 1997 г. профессор Татсуо Нагаи, очевидно, исследовал носовой платок из Отсу (реликвия японского музея) с костным фрагментом, якобы принадлежащим Николаю II [82]. Его исследование проходило два года спустя после того, как Иванов попытался сделать то же самое, но отказался использовать образец, который нельзя было использовать из-за того, что эту «реликвию» неправильно хранили целый век.  Так как ни о Нагаи, ни о результатах его работы, ни о его экспериментах в отчете Комиссии В.Н. Соловьева 1998 г. нет ни слова, мы можем считать, что Нагаи проводил свое исследование тайно, явно не в пользу Российской судмедэкспертизы. Не смогли мы найти ни одной публикации о результатах, полученных при исследовании платка, ни в одном из наших поисков в различных библиотеках. Царская Семья была идентифицирована и захоронена, когда Попов встретил Нагаи на конференции и в противовес следствию Генеральной прокуратуры РФ по царскому делу предложил ему совместно поработать, чтобы заново переоценить результаты, полученные по царским останкам. Это  стало известным вскоре после того, как расследование В.Н. Соловьева было завершено [83].

В Японии Нагаи получил от Попова (следует отметить, не от законного хранителя останков Российского Правительства - В. Соловьева) образцы волос, якобы взятые у Георгия Романова(!),  и начал извлекать из них мт-ДНК. Полученный профиль он сравнил с опубликованными П. Ивановым материалами по мт-ДНК, но непосредственно не сопоставил с действительными профилями мт-ДНК, как того требует официальная методика. Статья, которую Нагаи и Попов совместно опубликовали в 1999 г. в японском журнале “Igaku to Seibutsuzaku” [84], никогда не была переведена ни на английский, ни на русский языки. Их данные остаются неясными из-за публикации на японском языке, поэтому их не так легко найти в научной базе данных.

Что касается научного аспекта этого исследования, группа Нагаи - Попова исследовала последовательность мт-ДНК образца волос Георгия Романова. Они сравнили свои результаты с результатами, опубликованными Ивановым в 1995 г., и узрели “значительные различия” в 13 позициях: 320, 16093, 16126, 16169, 16223, 16278, 16294, 16296, 16298, 16325, 16327, 16356, 16362. Во всех других позициях их данные совпадали с профилями, полученными П. Ивановым.

Они не нашли “С/Т” гетероплазмию в позиции 16169, но вместо этого обнаружили ее в 7 других позициях: 16093, 16278, 16298, 16325, 16327, 16356, 16362. И не смогли объяснить причину этого несоответствия. В общем, результаты Нагаи и Попова не имеют особого научного значения, поэтому можно объяснить, почему их нигде не публикуют и не представляют на рассмотрение равным им по положению ученым для возможного опубликования и перевода в любом международном научном журнале, доступном для мирового научного сообщества. Работа Нагаи и Попова в действительности показала нам, что образцы, которые они использовали, либо были загрязнены другими ДНК (из-за несоответствующего содержания костной ткани для любого исследования), либо эти образцы принадлежали какому-то неизвестному человеку. Более того, в статье не была указана «система охраны вещественных доказательств при их передаче», то вопрос о достоверности их  образцов вызывает сомнение. Комментарий во введении к их статье довольно запутан и позволит вам судить о качестве их презентации: « ... Многие все еще сомневаются в достоверности результатов, хотя бы потому, что царь Николай II, его семья и останки прислуги погребены в Петропавловской крепости (Санкт-Петербург) 17 июля 1998 г.  в боковом приделе, а не в главном зале усыпальницы, как инструктировал Царь”. 

Тем временем, для того чтобы получить результаты, которые соответствовали бы их собственной философии (мировоззрению), ЗЭК частным образом искала и нанимала персонал для дополнительных исследований, чтобы обеспечить противоречивые свидетельства, которые якобы будут намного действенней в их наукообразном плане, чем результаты полученные П. Гиллом и его командой и более поздние итоги, полученные П. Ивановым.

Согласно миссис Куликовской, ЗЭК назначила Татсуо Нагаи провести дополнительные исследования ДНК после того, как Правительственная комиссия представила свое заключение в 1998 г. Российскому правительству. Куликовская заявила, что в феврале 2001 г. Нагаи выразил желание приехать в Канаду и забрать образец крови Тихона для проведения независимого исследования в Японии. Полученные им результаты предположительно показали, что нет корреляции между кровью Тихона и екатеринбургскими останками, и именно эти результаты явились частью презентации во время конференции по генетике в Германии (Мюнстере) и в Мельбурне (Австралия) [85].

Результаты исследований были представлены в реферативной форме, обычной для всех конференций.  Как правило, реферативные статьи не рассматриваются до их представления на любой конференции. Это отдельный узкий класс частных публикаций, печатающихся специально для того, чтобы привлечь внимание тех, кто интересуется такими же проблемами. Реферативные статьи всегда кратки и дают общее представление о сути предмета,  они рассыпаны среди сотен других реферативных статей в справочнике конференции. Согласно своей реферативной статье № 118  [86], Нагаи и Попов применили «обычные методы» для использования последовательности мт-ДНК из образца, якобы взятого из кителя Николая II (пятно пота) и образцов волос, ногтя, кости, принадлежащих Великому князю Георгию (брату Николая), а также образцов крови Тихона Куликовского. Важно отметить, что для ученых неприемлемо неясное выражение «обычные методы».

Полное описание «методологии» обязательно. Основания для подобной информации совершенно ясны: они позволяют исследователям требовательно подойти к информации в отношении того, как над образцом работали в той или иной лаборатории. Как Нагаи сообщил, результаты, полученные им, «соответствовали результатам, полученным Гиллом и Ивановым, но гетероплазмия (“С/Т”) не была найдена в зоне позиции 16169». Нагаи явно обращает особое внимание на последний факт и  продолжает: «...итак, возникает (!) вопрос, чьи кости исследовал Пaтер (!) Гилл и иже с ним Павел  Иванов? Кто захоронен  в могиле Петропавловской крепости  (!) Санкт –Петербурга?». Одним из аспектов, вызывающим определенное недоумение, является то, что нигде в статье не было упоминания о «7 гетероплазмиях» или 13 других несоответствиях и последовательности мт-ДНК, ранее «обнаруженных» Нагаи и Поповым в 1999 г.!

Действительно, Нагаи и Попов не смогли сравнить свои собственные предыдущие результаты, используя тот же самый образец волос, а также не сумели сравнить свои предыдущие результаты с мт-ДНК Т. Куликовского. Это должно было их насторожить, так как у них появилась проблема во время исследований: либо при первых. (1999 г.), либо при вторых (2001 г.). Образец волос, якобы изъятый с трупа Великого князя Георгия, дал противоречивые результаты и не коррелирован с профилями мт-ДНК Великого князя, которые исследовались в институте Патологии Вооруженных сил США П. Ивановым.

Согласно их результатам, полученным в 2001г., единственное несоответствие было в том, что Нагаи и Попов не сумели обнаружить гетероплазмию в позиции 16169 во время своих исследований. Несмотря на эти внутренние проблемы, оба проекта позволили этой группе исследователей достичь своей конечной цели: предположить, что останки, найденные под Екатеринбургом, не принадлежат последней Российской Царской Семье. На самом деле, миссис Куликовская, спонсировавшая проект Нагаи - Попова, сказала, что этот результат «имеет огромное значение для их идентификационного теста» [87]. Однако широкое научное сообщество остается в неведении об этих «идентификационных тестах».

В 2004 г. доктор Кевин Салливан, член группы доктора Гилла, занимавшийся исследованием царских останков в Британской судебно-медицинской лаборатории [88], заявил: «Мы опубликовали [в “Nature Genetics”], что останки достоверны, что они коррелируют с образцами ДНК, взятыми от живущих родственников императорской семьи по материнской линии». К сожалению, отсутствие понимания при представлении последовательностей ДНК вызвало замешательство среди ненаучных кругов. Заявление Нагаи, сделанное им перед местными средствами информации в Санкт–Петербурге в декабре 2004 г., посеяло семена сомнения в умы ничего не подозревающей публики. Заявление было таким сенсационным, что оно проникло во все уголки мира. Удобно вооружившись некомпетентными  утверждениями Нагаи и Попова, ЗЭК сейчас же устремилась к политической интервенции Москвы, чтобы добиться изъятия останков из Петропавловской крепости и возвращения их в Екатеринбург. Однако их торжество может оказаться кратковременным.

Эхо от экспериментов в стране  Восходящего Солнца

В интервью «Известиям» в 2005 г. [89] глава семьи Романовых Князь Николай сделал ряд замечаний о ходе последних событий [90].

«В заключительном расследовании, которым руководил следователь В.Н. Соловьев, исчерпывающе и на все вопросы, представленные Московской Патриархией, даны ответы. Мы продолжаем доверять судебно-медицинским заключениям, сделанными в отчете 1998 г. Правительственной комиссией и всей технической информации, которая  была напечатана и опубликована. Заключения были основаны на доказательствах, не вызывающих никакого сомнения»[91].

Итак, спустя несколько лет что-то очень серьезное должно было подтолкнуть к тому, чтобы привлечь к работе японского эксперта (чей широкий профиль деятельности включал изучение шелковичных червей, гепатит и эпилепсию). Более того, Князь Николай заявил, что никто не знает, насколько «компетентен» Нагаи – тот самый человек, который использовал материал, не вызывающий доверия, да еще и при полном отсутствии гарантии на то, что это подлинный объект исследований.

В нашем расследовании мы натолкнулись на интервью  В.Н. Соловьева в газете «Московский Комсомолец» в феврале 2005 г. [92], в котором обнаружилось много неприятной информации. Он заявил, что во время расследования царские останки все время были под его охраной. Только П. Иванову было разрешено хранить часть останков Великого князя Георгия и фрагмент скелета №4 (Николая II). Был только один способ, утверждает В. Соловьев, как фрагменты останков могли попасть к Нагаи: «если они были украдены из морга Военной медицинской академии».

Согласно многочисленным интервью, которые дал Нагаи, он заявлял, что «частицы останков были переданы ему профессором Поповым». Попов присутствовал при эксгумации Георгия. В.Н. Соловьев утверждает, что только Попов, являвшийся ранее членом команды исследователей, имел доступ к императорским останкам и к Нагаи. В своей японской публикации Нагаи ясно выразился, что получил образцы волос от доктора Попова. Еще более тревожным оказался факт, что не было никакого разрешения перевозить из России образцы останков в Японию. Не было разрешения ни российского правительства, не существовало и формального запроса японского правительства получить разрешение на исследование какого-либо образца костной ткани японскими исследователями.

Вопрос становится ещё более проблематичным, потому что причиной смерти Великого князя был туберкулез. Когда эти останки ввозились в США, двусторонние переговоры велись длительный период времени, в переговорах принимали участие таможня и органы здравоохранения обеих стран. Никаких таких переговоров между Россией и Японией в обсуждаемом случае не было /93/.Профессору Попову дали возможность ответить на интервью В.Н. Соловьева 22 марта 2005 г. /94/. На радио Попову задали вопрос: «Каким способом останки попали к японскому генетику Татсуо Нагаи,  Соловьев утверждает, что именно Вы отдали их ему?» Попов ответил: «Зачем ему знать об этом? Теперь, когда исследование закончено...». Попов заявил, что, несмотря на тот факт, что все неизрасходованные образцы должны были быть возвращены при перезахоронении, кое-какие остатки остались в «Мемориальном фонде Николая II». Он сообщил, что В.Н. Соловьев отказался отдать какую-либо часть екатеринбургских останков специально не назначенным экспертам.  Потом он просто случайно встретил Нагаи, и они договорились приступить к испытаниям этих неизрасходованных останков [95].

Попов не только косвенно сознался в том, что существовала проблема в незаконном владении и передаче останков другой заинтересованной стороне, но что и обычный протокол - «система охраны вещественных доказательств при их передаче», соблюдаемый аккредитованными лабораториями, был нарушен. «Система охраны вещественных доказательств при их передаче» - стандарт, который становится важным, когда любой образец оценивается с точки зрения определения его достоверности и когда получают главную информацию для других экспертов в этой области, которую читают после опубликования результатов. Попов также открыто объяснил, как он в присутствии Нагаи снял часть ленты скотч, прикрепленной к кителю Николая II, выставленного в Екатерининском дворце [96]. Эта лента была прикреплена к пятну пота, и Нагаи вернулся в Японию, имея в своем распоряжении загрязненную ленту для проведения анализа. По всей вероятности, не заявляя японским властям, что он ввозит такой предмет.

Сначала нас удивил такой важный момент. Зачем Попову нужны такие договоренности с Нагаи? Кажется, он знал о результатах Нагаи, якобы полученных при исследовании той национальной реликвии из Отсу в 1997 г. Кампания Попова против расследований Правительственной комиссии натолкнулась на нужного партнера вне России. Её и его финансировали члены ЗЭК. Остальное, как обычно говорят, - «дело ловкости рук» [97].

Публичное информативное сообщение В.Н. Соловьева, что императорские образцы были «украдены», дошло до русских слушателей. Во время интервью для «Страны» П. Иванов заявил, что Попов «просто-напросто отдал национальную собственность» и великодушно добавил: «это останется на его совести»[98]. Доктор Александр Авдонин, один из тех, кто 15 лет назад способствовал тому, чтобы останки были подняты на поверхность и сейчас возглавляющий фонд «Обретение», говорит:

«....мы имеем дело с целенаправленной кампанией, которая под видом установления исторической истины направлена на размывание основ российской государственности, на то, чтобы опорочить имена известных российских политиков и целые государственные институты России – Президента, Правительства, Генеральной прокуратуры, ввести в заблуждение народ великой страны. В общем случае, на наш взгляд, испытываются на прочность патриотические чувства граждан нашей страны. Нам откровенно продемонстрировано, как можно бесцеремонно и безнаказанно попирать то, что свято для россиян, как можно опорочить, смешать с грязью деятельность честных и ответственных государственных людей. Интересно, какая была бы реакция у тех же японцев, если бы из их музеев расхищались реликвии, а из их священных могил растаскивались останки их великих соотечественников?"/99/.

Ясно, что при таких обстоятельствах подобная информация ни в одном из аккредитованных журналах, таких как “Nature”, выпускающемся на английском языке, или даже любая Российская публикация вряд ли бы рассматривалась. Этим в равной степени можно объяснить, почему мы столкнулись с нежеланием получить ответ, когда один из авторов (Хелен Азар) связывалась с сотрудником доктора Нагаи, чтобы обсудить результаты их исследований.Во время исследования авторы попытались выяснить интерпретацию данных у доктора Нагаи, но узнали, что он недавно уволился из университета и у него нет “email”. Его сотрудник доктор Тошио Оказаки, с которым мы общались (по “email”), отказался отвечать на какие-либо вопросы об исследовании Романовых, хотя активно участвовал в нем вместе с Нагаи. Он настаивал на том, чтобы мы говорили непосредственно с доктором Нагаи, который, к сожалению, недоступен.

Противоречия внутри Московской   Патриархии

При подобных обстоятельствах трудно понять, почему Нагаи был приглашен в декабре 2004 г. заявить о полученных им результатах прямо к представителю Московской Патриархии, епископу Александру Дмитровскому, которому он ошибочно заявил, что останки принадлежат каким-то неизвестным людям, а не Николаю II, его семье, его слугам. Сразу после этой встречи московская церковь опубликовала Пресс Релиз по этому поводу, в котором заявила: «Русская Православная церковь воздерживается от окончательного суждения в атрибуций так называемых Екатеринбургских останков» [100].

Еще более резко московская церковь заявила, что из-за заявления Нагаи они отвергают позицию Правительственной комиссии, которая в 1998 г. официально признала останки, найденные в Екатеринбурге, останками Царской Семьи [101]. Однако епископ Александр после встречи с Нагаи тайно посетовал: «конечно, мы не ученые-генетики, чтобы оценить данную (Нагаи) информацию» [102]. Несмотря на признание, церковь предпочла поверить какому-то незнакомому «эксперту» по ДНК из Японии, а не всем российским судмедэкспертам, включая ряд международных ученых, которые неустанно работали по просьбе Правительственной комиссии в течение целых пяти лет! Равно странно, что один из представителей церкви,  Всеволод Чаплин, заявил: «раз церковь не получила ответы на целый ряд принципиальных вопросов (их было 10), поставленных перед Правительственной комиссией, то по этой причине не было принято  решение по останкам Царской Семьи» [103]. В.Н. Соловьев возразил [104]: церковь получила ответы на все 10 вопросов в форме консолидированной публикации Правительственной комиссии, озаглавленной «Покаяние», в которой освещены все вопросы, поднятые церковью. Именно Борис Немцов, председатель Правительственной комиссии, лично вручил «Отчет» Патриарху Алексию II. Более того, Немцов добавил, что церковь никогда не говорила о работе Комиссии ни на своих заседаниях, ни на заседаниях правительства

Заключение

Наше расследование неожиданно обнаружило аспект кажущихся научных исследований, содержащих значительную долю привнесенного сознательного обмана. Мы только можем надеяться, что эти откровения, по крайней мере, помогут Baм, читатель, понять, что не все научные поиски двигают медицинскую науку вперед и не всегда стараются найти в ней подтверждение исторической правды.


*От редактора. Император не оставлял инструкцию для своего захоронения, он не мог предполагать кончину своей семьи, тем более захоронение через 80  лет после гибели. Это фальсификация авторов Попова и Нагаи. ЗЭК пытается опровергать расследование Правительственной комиссии, В.Н. Соловьева и Российского правительства


47. Soloviev Commission Report – Справка о вопросах, связанных с исследованием гибели семьи российского Императора Николая II и лиц из его окружения, погибших 17 июля 1918 г. в Екатеринбурге.  Смотри: http://romanovy.narod.ru/spravka.htm 
48. 
Соловьев В.Н. Смотри: http://www.permonline.ru/~museum/romanov/rus/fond/document/980123.htm
49. 
Massie, R., op cit, p 127
50. Interview of Olga Kulikovskaya, op. cit., p 26
51. 
Кривошеев, С. (2002) С Царем в голове.  Генеральная Прокуратура намерена убедить патриархию в подлинности царских останков, “Итоги” № 22 (312). Смотри: http://www.itogi.ru/Paper2002.nsf/Article/Itogi_2002_06_03_11_1301.html 
52. 
Рогаев, E. I., et al. (1996) Русский Ж. Генетики 32, 1472-1474
53. Interview of Olga Kulikovskaya, op cit., p 27
54.
 Interview of Olga Kulikovskaya, op cit., p 26-27
55.
 Рогаев E. I. (1996). Сравнение последовательностей митохондриальной ДНК Т Н Куликовского-Романова  племянника Царя Николая Романова и ДНК предполагаемых останков Царя. Генетика, декабрь; 32 (12): 1690-2
56. Soloviev Commission Report - Анализ митохондриальной ДНК предполагаемых останков Николая II (скелет # 4) и его племянника. Смотри: http://romanovy.narod.ru/analysis.htm 
57. Soloviev Commission Report - Комиссия по изучению вопросов,связанных с иссследованием и перезахоронением останков российского Императора Николая II и членов его семьи Смотри: http://romanovy.narod.ru/protocol.htm
58. 
Russian  Experts Verify Tsars Remains (1997) [no author accredited] The St. Peterburg Times November 24-30
59. 
Soloviev Commission Report. Предисловие. Смотри: http://romanovy.narod.ru/foreword.htm
60. Massie, R.,  op cit, p 136
61. 
Krivosheev, S., op cit.,
62. Interview of Olga Kulikovskaya op. cit., p 27
63. 
Varoli, J., Yeltsin, Government Agree to Bury Tsar Here Skeptics Say Bones Arent the Tsars (1998) The St. Petersburg Times, March 9-15
64.
 Popov, V, and Smirnov, M. (1891). Medical Report of the wound taken by the Tsarevich Nikolai Alexandrovich in Otsu. Report attached by Prince M. Baryatinskii to Emperor Alexander III.  Смотри: http://www.rosizo.ru/eng/japan/i/archive/17.html   
65. 
Palmer, H. The Attack on the Czarevich in Japan The Times, Manchester, U. K. June 13, 1891 Смотри: http://homepage3.nifty.com/yhiguchi/article-c41.htm
66. 
Krivosheev, S., op cit.,
67. 
Tabers Cyclopedic Medical Dictionary, F. A. Davis, Philadelphia, p 1266
68.
 Krivosheev, S., op cit.,
69. 
Быков П. Последние дни Романовых. Свердловск, 1926, С. 109
70. Lynnerup, N. et al. (2005) Thickness of the Human Cranial diploe in relation to age, sex and general body build. Head Face Medicine, 1:13. Смотри: http://www.pubmedcentral.nih.gov/articlerender.fcgi?artid=1351187
71. Varoli, J. (1998) Nemtsov: Bury Tsar in St. Petersburg July 17 St. Petersburg Times, February 9-16 
72. 
Иванов, П.  Cтрана Ru. 31.05.02
73. 
Whittell, G. (2001) DNA doubt cast over Tsars remains The Times, July 24 See: http://www.cdi.org/russia/johnson/5361.html 
74. Дитерихс М.К. Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Урале. М. 1991. С.  206 
75. Massie, R., op cit., p 129 
76. 
Соловьев В.Н., Справка о вопросах, связанных с исследованиями гибели Семьи Российского Императора Николая II  и лиц из его окружения, погибших 17 июля 1918 г. в Екатеринбурге. (1998). Смотри: http://www.permonline.ru/~museum/romanov/rus/fond/document/980123.htm 
77. 
Synod of the Russian Orthodox Church 10 Questions to the Soloviev Commission. Смотри: http://www.romanov-center.ural.org/Documents/otvet%20goskomisii.htm
78.
 Massie, op cit., p 130
79. Там же, C. 130
80. Соколов Н.А., Убийство.  Предмет №  63, C. 220
81. 
Аксючиц, B. Смотри: http://romanovy.narod.ru/aksuch.htm  
82. Кеворкова Н. Не царское это тело. Газета, 8 декабря, 2004.
83. 
Иванов, Андрей., Радио – интервью Попова. Смотри: http://www.romanov-center.ural.org/news/popov1.htm 
84. 
Nagai, T. and Popov. V, et al. DNA identification of Georgij  Romanov, a direct brother of the Russian Tsar Nicolas II, Sequence of mitochondrial DNA. Igaku to Seibutsugaku (1999), 139 (6), 247-251
85. Interview of Olga Kulikovskaya, op cit, p 28
86. Nagai, Т., et al. No heteroplasmy at base position 16169 of Tsar Nicholas IIs       mitochondrial DNA, Abstract # P I18.
87. 
 RECA Some explanatory Remarks Смотри: http://www.romanov-center.ural.org/expert/news/Some%20Expl.%20Rem.1(Jan04).htm
88. 
Журавлева, Е. и Сологуб, К., Кто похоронен в могиле Романовых Зарубежные генетики сомневаются в достоверности эксперетизы царских останков? 7 декабря, 2004 г.
89. Горохов, Д ., Если не верете что это Царь и его Семья скажите кто были эти люди что их останки приятали сто лет. Интервью с Князям Н. Романовым, Известия, 3 апрель, 2005 г. Смотри: http://www.romanov-center.ural.org/news/nkr.htm 
90.  A.F.P. Report Romanov family dismisses Japanese view on Tsars remains, Saturday,  December 11,2004 
91. 
Горохов, Д .,  указ. соч.
92. Соловьев, В.Н. Черные эксперты. “Московский комсомолец” Интервью С. Быкова, 28 февраля, 2005 г.
93. Там же.
94. Попов, В. Радио – интервью с Ивановым, A. 22 Марта 2005 г. в:  http://www.romanov-center.ural.org/news/popov1.htm 
95. 
Там же.
96. Там же.
97. Там же.
98.  Иванов П. Русская Зарубежная Православная церковь считает неведомые останки цуарскими мощами, но неизвестно – человеческие ли они. В: Странa Ru., 31 Мая 2002 г. Смотри: http://www.strana.ru/print/145987.html 
99. 
Лихая атака дезинформаторов из Японии. Седьмые Романовские чтения. Екатеринбург,  2002,  С. 98, 99.100. Русская Православная Церковь. Японские ученые представили в Московской Патрирхии результаты свойх исследований подтверждающие правомерность позиции Русской Православной Церкви в отношении так называемых екатеринбургских останков. 7 декабря, 2004 г. Смотри: http://www.mospat.ru/print/news/id/8195.html
101. Кеворкова, Н. Не царское это тело. Страна.GZT.RU 8 декабря 2004г. 
102. 
Епископ Александр Дмитровский рассказывает об итогах встречи с японским ученым, исследовавшим так называемые екатеринбургские останки. Седмица РУ декабрь, 2004г.
103. Кеворкова, Н. указ. cоч.  104.Соловьев В. Н. Черные эксперты. “Московский комсомолец”, Интервью С. Быкова, 28 февраля, 2005 г.

 http://www.searchfoundationinc.org/Nagai-Russian.html

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Подписка на новости