ОРТОДОКСИЯ.РУ - Владимир Мосс. Диалог православного христианина с манихеем о браке

Владимир Мосс. Диалог православного христианина с манихеем о браке

Владимир Мосс. Диалог православного христианина с манихеем о браке

III. Падение и Воскресение

Манихей. Со Священных Писаний, и в особенности со стиха: «И во гресех роди мя мати моя» (Псалом 50.7). Это показывает, что даже в законных сексуальных отношениях есть элемент греха.

Православный. Священные писания должны всегда интерпретироваться в контексте всего комплекса Священных Писаний, и Святых Отцов. Лучшая интерпретация на этот стих дается Иовом: «Кто родится чистым из нечистого?» (Иов 14.4). И свт. Иоанном Златоустом, кто интерпретирует этот стих, как относящийся к первоначальному греху, добавляя: «Поэтому он [Давид] не осуждает брак, так некоторые неосмотрительно предположили».[36] Таким образом, это не вопрос о том, что сексуальный акт являтся греховным сам по себе, но о том, что он является средством передачи греховной человеческой природы из поколения в поколения.

Манихей. В результате первоначального греха, все наши способности заразились грехом и стали страстными. Подчиняться страсти - грех. Поэтому, подчиняться падшей сексуальной страсти в браке, хоть и менее греховно чем вне его, но все же является грехом.

Православный. Для начала, мы должны прояснить вопрос о страстях. Есть два вида страстей, согласно Святым Отцам: невинные и греховные. Восточные Отцы делают различие между «законными» или «естественными» и «незаконными» или «противоестественными» удовольствиями и вожделениями или страстями. Естественная страсть - это импульс, который согласуется с природой, какой ее создал Бог; в то время как греховная страсть, по словам преп. Максима, «это импульс души, противоположный природе».[37] Греховные страсти - паразиты естественных: греховная страсть чревоугодия - паразитирует на естественной страсти голода, греховная страсть лени - на естественном желании дать отдых усталым членам, греховная страсть похоти - на естественной страсти полового влечения. Некоторые греховные страсти не имеют естественной параллели, например, сребролюбие, которое в этом отношении свт. Иоанн Златоуст противопоставляет сексуальной страсти.[38]

Манихей. Все это очень хорошо, но факт остается фактом - после падения, все наши способности стали падшими и страстными.

Православный. Так что, по-вашему, мы никогда не должны использовать никакие наши способности?

Манихей. Я этого не говорил.

Православный. Нет, но это следует логически из того, что Вы говорите. Я согласен, что наши способности являются падшими, но я не могу согласиться, что любое выражение наших способностей обязательно греховно. Если бы это было так, то тогда, чтобы избегать греха, мы должны были бы прекратить думать в целом, так как способность нашей души мыслить является падшей. И мы должны были бы прекратить гневаться при любых обстоятельствах, даже по поводу греха и ереси, так как способность нашей души раздражаться является падшей. И мы должны были бы воздержаться от любой сексуальной астивности, даже в браке, так как наша способность к вожделению является падшей. Но это подразумевало бы, что мы должны были бы стать подобными бревнам, без каких-либо мыслей и чувств. Это - не Христианство, а Буддизм.

Манихей. Но как может падшая способность принести непадшие плоды?

Православный. Будучи извлеченной из-под власти дьявола и помещенной под власть Святого Духа, Который может преобразить падшие импульсы души, возрождая их к прежнему, непадшему состоянию. И это сделано через молитву, пост и добрые дела, и особенно, причастие. Мы должны всегда помнить, как Архиепископ Феофан Полтавский напоминает нам, что брак это таинство, которое сообщает благодать.

Манихей. Но Христианин уничтожает свои падшие импульсы. Он не возрождает их!

Православный. Падшие импульсы должны быть распяты, чтобы возродиться снова в новой и нетленной форме. Под «распятием» я не подразумеваю здесь полное «разрушение»; поскольку источник в нашей человеческой природе, из которого эти падшие импульсы исходят, не может быть разрушен, именно потому, что это часть человеческой природы. В любом случае, уничтожение человеческой природы - своего рода уродование или кастрация, которая запрещена Церковью. Наша человеческая природа должна быть не разрушена, а преобразована, перенаправлена, возрождена. И тогда она может быть использована для добра, и с этого момента мы говорим не о падших импульсах, а о естественных.

Манихей. Тем не менее, Отцы говорят о полном искоренении страстей. Это то, что преп. Максим Исповедник, например, говорит в отношении восьми основных страстей. Только через искоренение страстей возможна бесстрастность.

Православный. Однако, тот же самый Святой Отец использует слово «страсть» в ином смысле в других местах. Таким образом он говорит о восьми злых или противоестественных страстях как являющихся болезнью двух естественных страстей - желания и гнева. Подобно противоестественным страстям, естественные страсти – «нелогичны». Но они - не «паралогические», и могут быть «логилизированы», когда ведомы Духом к Логосу, Христу, давая усердие и силу человеческому стремлению к Богу.[39]

Манихей. Вы можете представлять какие-либо еще святоотеческие доказательства в поддержку вашей точки зрения?

Православный. Могу. Например, свт. Григорий Нисский пишет, что «если мы правильно воспользуемся своим разумом и овладеем нашими эмоциями, все может преобразиться в добродетель; ибо гнев производит мужество, ненависть - oтвращение от зла, сила любви - желание истинно прекрасного».[40]

Манихей. Я не вижу, как гнев может быть преобразован в мужество.

Православный. Преп. Исайя Отшельник объясняет: «Есть среди страстей злость ума, и эта злость - согласна природе. Без гнева человек не может достичь чистоты; он должен испытывать гнев против всего, что сеется в него врагом (дьяволом).»[41] Итак гнев необходим для того, чтобы возненавидеть зло – «Гневайтесь и не согрешайте», говорит Давид (Пс. 4.5).

Манихей. И как же страсть преобразовывается в любовь к прекрасному - я подразумеваю духовно прекрасному?

Православный. Соломон говорит о Премудрости: «Я полюбил ее и взыскал от юности моей, и пожелал взять ее в невесту себе, и стал любителем (греч. erasthV) красоты ее» (Прем. 8.2). Итак, очищенная от всех противоестественных греховных элементов сексуальная страсть может помочь возлюбить благо, благо - которое воспринимается как красота. Опять же преп. Иоанн Лествичник пишет: «Видел я нечистые души, которые до неистовства пылали плотскою любовью, но потом обратились к покаянию, и вкусивши вожделения, обратили вожделение свое к Богу; и преодолевающий все опасение, они поощряли себя с жадностью на любовь к Богу. Посему и Господь о целомудренной оной блуднице не сказал что она убоялась, но что возлюбиоа много (Лук. 7,47), и удобно возмогла любовью отразить любовь.»[42] И снова: «Поведал мне некто об удивительной и высочайшей степени чистоты. Некто, увидев необыкновенную женскую красоту, весьма прославил о ней Творца, и от одного этого видения возгорел любвию к Богу и пролил источник слез. Поистине удивительное зрелище! Что иному могло быть рвом погибели, то ему сверхъестественно послужило к получению венца славы. Если такой человек в подобных случаях всегда имеет такое же чувство и делание, то он воскрес, нетленен прежде общего воскресения.»[43]

Манихей. Как по мне, то это звучит слишком похоже не Фрейдистскую идею сублимации. Или, скорее, даже худшее чем это: Вы, кажется, расцениваете сексуальные отношения как путь к познанию Бога! Как будто секс имеет какое-либо отношение ко Святой Троице! Это – гностицизм, тантризм!

Православный. Но, Отец, я цитировал из Святых Отцов!

Манихей. Это - не патрология, а сексопатрология! Это отвратительно! Это напоминает мне Парижскую школу «лирического Православия»!

Православный. Вы неправильно понимаете меня. Не сексуальные отношения, а целомудрие является обязательной предпосылкой для познания Бога, поскольку только чистые сердцем увидят Бога. Однако, пункт, который я доказывал, заключается в том, что целомудрие в браке - не отрицательное достоинство как просто отсутствие секса, а, скорее, перенаправление и возрождение сексуального желания. Это перенаправление в первую очередь прочь от всех запрещенных объектов к свой жене, и затем, в его самой высокой форме, прочь от всех материальных вещей к одному Богу.

Манихей. Я все еще нуждаюсь в большем количестве святоотеческих свидетельств этой удивительнейшей доктрины.

Православный. И Вы их получите. Рассмотрите, например, эту цитату из свт. Григория Паламы: «Ты не только сотворил страстную часть моей души всецело Твоей, но если есть искра желания в моей плоти, то она возвращается к своему источнику, и возносится и соединяется с Тобою.»[44] И еще тот же святой отец пишет: «Бесстрастие не заключается в умерщвлении страстной части души, но в переносе ее от зла к благу, и в устремлении ее энергий по направлению к божественному... Через страстную часть души, направленную к той цели, ради которой Бог создал человека, практикуются соответствующие добродетели: через пожелательную способность обретается любовь, а через раздражительную - терпение. Таким образом, не тот, кто умертвил свою страстную часть души имеет преимущество, ибо такой человек не будет иметь возможности обрести божественное состояние и правильное расположение и отношение к Богу; но скорее венец обретает тот, кто подчинил страстную часть души так, чтобы она, подчиняясь разуму, который по природе должен править, всегда была направлена к Богу, как подобает, через непрестанное памятование о Нем... Так только и можно предать Богу страстную часть души, живую и действенную, чтобы она была жертвой живою. Как Апостол сказал о наших телах: «умоляю вас, братия, милосердием Божиим, представьте тела ваши в жертву, святую, благоугодную Богу» (Рим. 12.1)[45] И снова: «Поэтому те, кто любят Добро (oi erastai twn kalwn) производят перемещение (metaqesin) этой способности а не умерщвляют ее; ...они показывают ее действующей в любви к Богу и ближнему».[46]

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Подписка на новости