ОРТОДОКСИЯ.РУ - Владимир Мосс. Диалог православного христианина с манихеем о браке

Владимир Мосс. Диалог православного христианина с манихеем о браке

Владимир Мосс. Диалог православного христианина с манихеем о браке

II. Адам и Ева

Манихей. Хорошо. Но я думаю, что мы можем подойти к этому вопросу с другой точки зрения, точки зрения первоначального создания. Если я смогу доказать Вам, что Адам и Ева не имели никаких сексуальных отношений в Раю, согласитесь ли Вы, что сексуальные отношения принадлежат исключительно падению?

Православный. Позвольте мне сначала взглянуть на ваши доказательства.

Манихей. Святые Отцы объясняют, что сексуальные отношения появились только после падения, и были результатом этого падения. Таким образом свт. Григорий Нисский пишет, что различия между мужчиной и женщиной были созданы Богом в предвидении падения. Итак преп. Иоанн Лествичник говорит, «если бы [Адам] не был поборот своим желудком, он никогда не узнал бы что такое жена.»[19]

Православный. Здесь есть два вопроса. Во-первых, сущность и цель дифференцирования полов. И, во-вторых, характер сексуальных отношений наших первых прародителей, если таковые существовали, перед падением.

Я бы согласился, что таких сексуальных отношений, какими мы их знаем, в Раю не было. Но муж и жена сотворены с самого начала, еще прежде падения так, что они естественным, негрешным образом нуждались друг в друге.

Манихей. Каково ваше доказательство того утверждения?

Православный. Священные Писания. Бог сказал: «не хорошо быть человеку одному, сотворим ему помощника, соответственного ему» (Быт. 2.18). Иными словами, Адам, хотя и был безгрешным и непадшим, сам по себе, был неполон. Эта неполнота не означает, что Адаму не хватало просто какого-то разумного (не-животного) товарища, ибо в этом случае Бог послал бы ангела или другого мужчину, чтобы восполнить его неполноту. Нет, Адам нуждался в помощнике, который бы помогал ему, и который был бы похож на него, но не был бы абсолютно таким, как он.

Манихей. Очевидно, что Ева была создана, чтобы помочь Адаму в рождении детей.

Православный. Я не думаю что это была единственная причина. И на этой стадии библейского повествования об этом нет и речи. В любом случае, размножение могло происходить неполовым путем, или, как свт. Григорий Нисский предполагает, таким же способом как умножаются ангелы[20]. На самом деле, Адам нуждался в более серьезной помощи, связанной не с тем, что он не может сам производить людей, но с чем-то, что следует из неполноты его природы. Восполнение должно было быть не в физическом плане, а в плане душевном.

Это подтверждается свт. Иоанном Златоустом, который пишет: «Как величественна сила Бога, непревзойденного мастера, делающего подобие конечностей из крошечной части (ребра Адама), создающего такие великолепные чувства и сотворяющего создание полное, цельное и совершенное, способное как говорить так и дать столько утешения человеку разделяя ее существование с ним.»[21] Ибо для утешения мужчины была женщина создана. Поскольку Ап. Павел также говорит: «И не муж создан для жены, но жена для мужа» (1 Кор. 11.9).

А вот что пишет Hовоcвященномученик Патриарх Московский Тихон: «Без помощника само райское благословение для Адама не было совершенным. Наделенный даром мышления, речи и любви, первый человек искал своею мыслию другого мыслящего человека, его речь звучала одиноко и только мертвое эхо отвечало ему, его сердце, полное любви, искало другое сердце, которое было бы близким и равным ему; все его существо тосковало по другому подобному ему существу, но никого не было. Все твари видимого мира, окружавшие его, были ниже его и не могли стать ему парой, что же касается cуществ невидимого, духовного мира, то они были выше его. Тогда щедрый Бог, желая счастья человеку, удовлетворил его нужду и сотворил ему пару - жену. Но если «помощник» был нужен человеку в раю, в месте блаженства, то в еще большей степени ему нужен помощник после грехопадения в юдоли плача и скорбей. Cправедливо говорил древний мудрец: «Двоим лучше, нежели одному; ибо если упадет один, то другой поднимет товарища своего, но горе одному, когда упадет, а другого нет, который поднял бы его» (Еккл. 4.9-10). Немногие способны вынести бремя морального одиночества, это может быть достижимо только усилием, и правда «не все вмещают слово сие, но кому дано» (Мф. 19.11), что касается остальных, то «нехорошо быть человеку одному», без пары.»[22] [23]

Манихей. Но монахи и монахини живут безбрачно, хотя они имеют дело с падшей природой, которой не было у Адама.

Православный. Тут есть и в самом деле, некий парадокс: Адам, даже и непадший, нуждался в паре, в то время как монахи и монахини после грехопадения могут обходиться без нее. Но этот парадокс доказывает не мнимость нужды Адама в жене (ибо Слово Божие говорит об этом вполне определенно), но о сверхъестественном, благодатном характере девства. Ибо девство - это дар Божий, который возвышает природу человека не только выше падшего состояния, но даже выше изначального непадшего состояния Адама в раю. Этот дар столь велик, что он был явлен лишь в нескольких праведниках Ветхого Завета (пророках Илии и Иеремии, св. Иоанне Крестителе), а во всей славе просиял только в Новом Заветe.

Манихей. Хорошо. Но я хочу, чтобы Вы определили более ясно, что Вы подразумеваете под этой «потребностью», которую Адам имел в Еве. Конечно же Вы не подразумеваете сексуальную потребность?! Потребность в сексе является падшей.

Православный. Есть различие между падшей потребностью и непадшей потребностью. Падшая потребность тиранизирует; непадшая потребность не тиранизирует, и должна поэтому вообще говоря назваться не «потребностью» (так как это подразумевает некоторый недостаток свободы), но скорее «привлекательностью» или «аппетитом». Так свт. Кирилл Александрийский пишет о непадшей плоти Адама: «Она имела врожденные желания, желания пищи и продолжения рода, но эти желания не тиранизировали его ум.»[24]

Манихей. Это новая для меня идея! И мне нужно более чем одно святоотеческое доказательство, чтобы поверить этому! Вы представляете это так, как будто Адам был падшим еще до падения!

Православный. Возможно Вы имеете неправильное представление о том, что является падшим… Вот - другое святоотеческое доказательство. Свт. Григорий Палама пишет: «поскольку естественные импульсы сексуальности заметны даже у грудных младенцев, они не являются знаками падшей души, ибо етественные страсти безгрешны, они сотворены благим Богом с тем, чтобы через них мы бы шли путем добродетели.»[25] Вы удовлетворены?

Манихей. Условно. Продолжайте.

Православный. В раю, безуслoвнo, близoсть Адама и Евы имелa кaкиeo формы выражeния, но бoлee coвeршeнныe нeжeли чем «половой акт» или «платоническая любовь». Oна выражалaсь по преимуществу на психологическом уровне, хотя нет оснований предполагать, что здесь не было и физиологического элемента.[26]

Манихей. Я надеюсь Вы не говорите о сексуальном союзе!

Православный. Нет. Я уже согласился, что никаких сексуальных отношений какими мы их знаем сейчас между Адамом и Евой в Раю не было. Однако, они были одной плотью. Ибо «навел Господь Бог на Адама крепкий сон [греч. ekstasiV[27]]; и когда он уснул, взял одно из ребер его, и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у Адама, жену, и привел ее к Адаму» (Быт. 2.21-22). Великий сербский епископ Николай Велимирович пишет об этом событии: «Это основание и причина для таинственного влечения и союза между мужчиной и женщиной»[28] – основание заложеное, как следует отметить еще раз, в Раю.

Манихей. Я не вижу, как Велимирович мог сделать такой вывод.

Православный. Его заключение основано на том, что повествование о создании Евы из плоти Адама связано непосредственно словом «поэтому» со следующей за ним цитатой, которая на самом деле является основанием для таинства брака: «Поэтому оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей; и будут (двое) одна плоть» (Быт. 2.24). Эти слова, чей авторитет был подтвержден Самим Христом (Мф. 19.6), так же, как и Апостолом Павлом (Еф. 5.31), не оставляют сомнения, что физическое единение мужа и жены было изначальным планом Божиим для человека, поскольку не может быть другого толкования слова «прилепится».[29] В то же время, этот закон физического влечения и единения описывается Ап. Павлом как «великое таинство» (Еф. 5.31).

Манихей. Я думаю, что это - ошибка полагать закон физического влечения мужчины и женщины – «великим таинством». Св. Павел говорил о союзе между Христом и Церковью, которая является девственным союзом.

Православный. Союз между Христом и Церковью, подобно союзу между Адамом и Евой в Раю, является как девственным так и «одной-плотью», плотью, являющуюся Самим Христом, которую Он взял от Святой Девы и дает всем верующим в таинстве Евхарстии. Кроме того очевидно, что св. Павел распознавал эти два таинства - человеческого брака и союза между Христом и Церковью. Или иначе говоря: таинство человеческого брака как отображение таинства брака между Христом и Церковью. И низшее таинство получает свою святость из высшего, также, как отображение получает свою святость из прообраза. Итак, брак мужа и жены - это великое таинство, потому что он создан для того, чтобы символизировать еще большее таинство единения Христа и Церкви. Это и является объяснением феноменов сексуального различия - влечения и единения (которые, кстати, стали трудной проблемой для эволюционной биологии). Бог внедрил эрос в свое творение так, чтобы человек, размышляя над этой низшей мистерией, пришел по аналогии к более глубокому пониманию высшей мистерии Божией любви к человечеству и Его единения с нашей природой в Воплощении Сына Божия, Господа Иисуса Христа.

Но даже и само по себе влечение полов, ведущее к браку - это великая тайна. Ибо, как пишет свт. Иоанн Златоуст: «девица, которую всегда держали дома и которая никогда не видела жениха, с первого дня любит и лелеет его как свою плоть. Так же и муж, который никогда не видел ее, не имел возможности даже поговорить с ней, с первого дня предпочитает ее всем - своим друзьям, родным, даже своим родителям. Так и родители, если они лишатся своих денег по какой-либо иной причине, будут жаловаться, стонать и готовиться подавать иск в суд. Между тем, они отдают человеку, которого очень часто они даже до этого не видели, и свою дочь и большое приданое. Они радуются, когда они это делают и не считают это потерей. Когда они видят, как уводят их дочь, они не вспоминают, как она им была близка, они не жалуются, не печалятся, напротив, они благодарят. Они считают, что их молитвы услышаны, когда они видят, как их дочь уводят из их дома, вместе с большой суммой денег. Все это имел в виду Ап. Павел: как жених и невеста оставляют своих родителей и прилепляются друг к другу, и как новые отношения становятся более сильными, чем бывшая до этого близость. Он видел в этом не человеческое свершение. Сам Бог сеет эту любовь в мужчин и женщин. Именно Он заставляет делать это - и тех, кто женится и тех, кто женит - с радостью. Вот почему Павел сказал: «Это великое таинство».»[30]

Манихей. Я думаю, что Вы должны быть более осторожны о сравнении небесных вещей с вещами земными. Только самой большой икономией Бог позволяет греховным человеческим отношениям быть образами небесных тайн.

Православный. Вы можете называть это «икономией», если Вам так угодно. Но факт остается, и Святые Отцы это подтверждают. Так, другим аспектом этого таинства является то, что из единения двоих рождается третий. Один разделяется на двух, затем двое воссоединяются, чтобы образовать не только одно, и не только три, но три-в-одном! Как пишет свт. Иоанн Златоуст: «Человек оставляет своих родителей, давших ему жизнь и прилепляется к жене, и одна плоть - отец, мать и ребенок - происходят от соединения двух. Ребенок рождается из единения их семени, так что трое становятся одной плотью.»[31] Вот он пишет еще более ясно: «Они становятся одной плотью. Видишь таинство любви! Если двое не станут одним, они не смогут умножиться; они могут умножится только сокращаясь! Сколь велика сила единения! Божественная премудрость в начале разделила одну плоть на две; но Он хотел показать, что она осталась единой даже после разделения, и Он сделал так, что ни одна половина не может размножаться без другой. Теперь ты видишь, сколь велико таинство брака! От одного человека, Адама, Он сотворил Еву, потом Он соединил их двоих в одно, так чтобы их дети происходили из одного начала. Точно также и муж и жена это не двое, но одно; если он - глава, а она - плоть, как они могут быть двумя? Она была сотворена из его ребра, так что они две половинки одного организма. Бог называет ее «помощником», чтобы показать единство, и Он почитает единство мужа и жены выше единства ребенка и родителей. Отец радуется, видя своего сына или дочь вступающих в брак, так, как будто плоть его сына восполняется. Хотя он тратит столько денег, выдавая дочь замуж, он скорее сделает это, чем оставит ее незамужней, ибо в этом случае, он будет видеть ее лишенной своей плоти. Мы не самодостаточны в этой жизни. Как они становятся одной плотью? Так, как будто она была бы золотом, получающим чистейшее золото, женщина принимает семя в великом удовольствии, и в ней оно питается, хранится и очищается. Оно смешивается с ее собственной плотью и в конце концов становится ребенком! Ребенок - это мост, соединяющий мать и отца, так что трое становятся одной плотью. Вот почему Писание не говорит «они будут одной плотью», но, что они «соединятся в одну плоть», то есть в ребенка. Но, допустим, нет ребенка, разве они в этом случае остаются двумя, а не одним? Нет, их близость приводит к соединению тел, и они становятся одним, так, как будто аромат соединяется с притиранием.»[32]

Таким образом, единениe мужа и жены в браке, которое отражает единство Бога и человека в Богочеловеке, дает начало таинству отца, матери и ребенка в семье, которое, в свою очередь, отражает Святую Троицу в единстве Бога Отца, Сына и Св. Духа. Оба образа являются, можно сказать, аспектами образа Божия в человеке, ибо образ напечатлен не только на муже и жене, как индивидах, но и на их единении друг с другом и на всей человеческой семье, которая была призвана творить через это единство.[33] Так свт. Григорий Нисский пишет: «Адам не имеющий сотворенной причины и являясь нерожденным является примером и образом безпричинного Бога Отца, Вседержителя и Причины всего; в то время как Ева исходящая из Адама (но не рожденная от него) знаменует собой Ипостась Духа Святого исходящего.»[34] И преп. Анастасий Синаит пишет: «Адам являеться типом и образом Безначального Всемогущего Бога, Причины всего; сын рожденный от него знаменует образ Рожденного Сына и Слова Божия; и Ева исходящая из Адама представляет исходящую Ипостась Святого Духа. Именно поэтому Бог не вдохнул в нее дух жизни: она уже была неким типом дыхания и жизни Святого Духа.»[35]

Манихей. Вы опять за свое! Возвеличивание земной «любви» далеко за пределы того, чего она стоит!

Православный. Богословие икон влечет за собой как большую разницу между изображением и прообразом, так и их большую близость. С одной стороны, также, как, согласно Седьмому Вселенскому Собору, деревянное изображение и его прообраз имеют различную природу, так и любовь между мужем и женой и ее прообраз в любви между Христом и Церковью различны по природе – настолько, насколько небесное отлично от земного. С другой стороны, также как, согласно Седьмому Совету, благодать прообраза передается иконе из-за сходства между ними так и благодоть любви между Христом и Церковью сообщается тем, кто истинно женаты во Христе, и кто сделаны соучастниками Его Божественной природы (2 Пет. 1.4) в Крещении и Миропомазании, и в Его обоженной человеческой природы в Евхарстии.

Таким образом святость брака между двумя верующмим во Христа следует, в некотором смысле, из «брака» между каждым из супругов и Христом. Конечно, «вертикальный брак» каждого верующего с Христом выше и бесконечно более важен. Однако, «горизонтальный» брак вписывается в общую структуру без «пятна или порока» (Еф. 5.27).

В рамках такого возрения, в то время как должное предпочтение дается высшей славе девственности, никакое бесчестие не дается меньшей славе брака, но и девствующие и женатые люди, и монады и диады гармонично объединены как светлые и совершенно изваяные камни в здание Церкви, так, что они как одно тело могут быть представлены «как невеста, украшенная для мужа своего» (Отк. 21, 2).

Манихей. Однако, я думаю, что нам нужно меньшее мистики и больше реализма. Вместо спекуляций об отношениях между Адамом и Евой, и построением обширных, иллюзорных облаков «сексуальной метафизики» на этом основании, мы должны концентрироваться на реалиях нашего падшего состояния.

Православный. По моему мнению, невозможно точно определить характер нашего падения, если мы сначала не поймем, с чего мы упали. Однако, я весьма счастлив вернуться к нашему падшему состоянию, если Вы хотите. Где мы начнем?

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Подписка на новости