ОРТОДОКСИЯ.РУ - Владимир Мосс. В поисках никогда не утраченной России

Владимир Мосс. В поисках никогда не утраченной России

Владимир Мосс. В поисках никогда не утраченной России

 Церковь и Государство в Московской Руси

Перейдем теперь к теории о. Григория о том, что «перемещение центра христианской Империи в Россию, совершившееся в XVI веке, было сразу же ознаменовано нарушением того «динамического равновесия», которе установилось в Византии. Речь идет о том радикальном нарушении канонического строя Российской церкви, которе было вызвано вторым браком Василия III (1525 г.) и оказавшейся необходимой для этого подменой канонического церковного управления марионеточным. Довольно быстро это привело к отрицанию симфонии не только на практике, но и в теории государственного и церковного права». 

Византийское пророчество VIII или IX века гласит: «Скипетр Православной государственности выпадет из ослабевших рук Византийских императоров, потому что они оказались неспособными доcтичь истинной симфонии Церкви и государства. Поэтому, промыслом Божиим третий Бого-избранный народ будет послан занять место избранного, но духовно ослабевшего греческого народа».18 Третьим Бого-избранным народом был русский; и естественный вывод из пророчества явно противоречит выводам о. Григория: не русские, а византийцы нарушили «динамическое равновесие» между Царством и Священством.

О. Григорий считает, что все русские иерархи должны были отделяться уже со времени митрополита Даниила в превой половине XVI века. «Почему от Синода не отделялись? Ну, в 19 в. - понятно (отчасти): там уж так далеко зашло, что любое движение могло вести к катастрофе. В 20 в. - начали отделяться, но альтернативой-то были старообрядцы Белокриницкой иерархии, а это не вызывало большого энтузиазма. Но в 18 в.? - Да, был случай св. Арсения Мацеевича (отказавшегося даже присягать на верность царице Елисавете при хиротонии, что ему та царица вполне простила). Еще были случаи диких репрессий против архиереев в 1720-е гг. Но настоящего отделения не было. А причина -- очевидна: все, кому бы хватило пороха, в это время уже были старообрядцами (кстати, в большинстве своем старообрядцы до 1740-х каких-нибудь годов были еще вполне каноничным образованием, хотя и без епископов). Лучше бы спросить, почему не отделялись от митр. Даниила в 16 в.? -- Вот тогда отделяться было и можно, и должно. Это, по-моему, ключевая трагедия рус. церк. Истории».19 Так как русские иерархи не отделялись от ереси, согласно о. Григорию, Россия, «Третий Рим», была лишь «грубым суррогатом» Нового (Второго) Рима….20  

«Следовало отлучить от Церкви -- даже не Ивана IV, а его родителя Василия III за его прелюбодейный «брак», подаривший России Ивана Грозного. Тогда бы и Петра I у нас не завелось. В Византии в таких случаях так и делали…»21 

Правда ли, что «в Византии в таких случаях так и делали»? Иногда, да. Так свв. Патриархи Тарасий и Николай I Мистик противостояли незаконным бракам Императоров Константина VII и Льва VI. Но не всегда. Так, если Николай Мистик противостоял незаконному четвертому браку Льва VI, Патриарх Евфимий не противостоял… 

 Кроме того, очень многим Византийским Императорам удалось покончить со своими предшественниками (согласно И. Солоневичу, «в семидесяти четырех случаях из ста девяти престол переходил к цареубйце по праву захвата»22) и не быть за это отлученными от Церкви. Св. Фотий Великий отлучил Императора Василия I, убийцу Михаила III, но этот случай является исключением. K.Н. Леонтьев, стараясь смягчить значение этого факта, пишет: «Кесарей изгоняли, меняли, убивали, но святыни Кесаризма никто не касался. Людей меняли, но изменять организацию в основе ее никто не думал».23 Но организация не может не быть ослаблена такими преступлениями; и довольно безразличное отношение к ним со стороны византийцев показывает, что «святыня Кесаризма» не так глубоко почиталась у них.

Св. Николай Мистик сказал: «Тот больше не христианин, кто пытается силой присвоить себе Императорское достоинство».24 Но история показывает, что русские глубже верили в эту истину, чем византийцы. До смутного времени в начале XVII века ни один московский великий князь или царь не был убит. Этот факт не нравится о. Григорию, и он пишет: «по византийским меркам, такого царя [Ивана Грозного] следовало бы убить как собаку».25 Как кажется, он забыл слово Божие: «Не прикасайтесь к помазанным Моим» (Пс. 104.15)...

Конечно, Иван Грозный был жестоким и несправедливым царем во второй половине своего царствования. И надо было русским иерархам сильнее противостоять ему. Но честь Русской Церкви была спасена св. митрополитом московским Филиппом, который упрекал царя: «Державный царь, ты облечен от Бога самым высоким саном и потому должен чтить более всего Бога. Но скипетр земной власти дан тебе для того, чтобы ты соблюдал правду в людях и царствовал над ними законно. По естеству ты подобен всякому человеку, как по власти подобен Богу.26 Подобает же тебе, как смертному, не превозноситься и, как образу Божию, не гневаться, ибо только тот по справедливости может называться влаcтелином, кто сам собою обладает и не работает позорным срастям, но побеждает их с помощью своего ума. Слышано ли когда-либо, чтобы благочестивые цари возмущали свою державу? Не только при твоих предках, но даже у иноплеменников никогда ничего подобного не бывало... Ты поставлен от Бога судить в правде людей Божиих, а не представлять из себя мучителя».27 

Здесь ни тени того «цезаропапизма», в котором о. Григорий обвиняет Русскую Церковь уже в XVI веке. И, вообще говоря, хотя и были трусливые иерархи в XVI веке в России, но не было еретичествующих. В том, что касается церковно-государственных отношений, они следовали учению преп. Иосифа Волоколамского, который, с одной стороны, приписывал ведущую роль в защите православной веры царю, но, с другой, не приписывал ему непререкаемого авторитета, статуса непогрешимости:  «Святые апостолы так говорят о царях и святителях, которые не заботятся и не пекутся о своих подданных: царь злочестивый, не заботящийся о своих подданных, - не царь, но мучитель; и злой епископ, не заботяшийся о пастве, - не пастырь, но волк».28 Власть дается царю в Церкви ради Православия, и именно поэтому его власть в Церкви обусловливается его Православием. Если он отпадет от Православия, его подданные в праве востать против него – что происходило в начале XVII века, когда св. Патриарх Гермоген призвал русский народ восстать против крипто-католического царя, лже-Дмитрия.

Традиция великих, независимых Патриархов продолжала жить в Русской Церкви. Не только в св. Гермогене, но и в Патриархе Филарете, отце по плоти царя Михаила, первого из дома Романовых, и особенно в Патриархе Никоне, который вполне недвусмысленно защищал свободу и независимость Церкви от Царя Алексея Михаиловича. Можно было ожидать, что для о. Григория Никон был бы героем веры, но почему-то он сдерживается от похвал в его адрес...  

В деле незаконного свержения Патриарха Никона на Соборе 1666-67 годов, наиболее усердными против Патриаха и за право царя управлять Церковью были не русские, а греческие иерархи. Восточные Патриархи послали свой Томос или Патриаршие ответы в Москву, которые, по словам М.В. Зызыкина, «хотя и говорили, что «Патриарх должен быть послушнцым Царю, как поставленному на высочайшем достоинстве. Русские иерархи принимали теорию Никона о духовном превосходстве священства и о юридическом равенстве и параллелизме властей царской и церковной, но до осуждения Никона не возбуждали этого вопроса, желая от него избавиться. Когда же он был осужден, Митрополит Павел Крутицкий и Митрополит Илларион Рязанский добились пресмотра принципиального решения вопроса о соотношений власти царской и патриаршей, ибо испугались, что патриаршие ответы отдадут архиереев в полное распоряжение царской власти и, таким образом, «Царь не столь благочестивый, как Алексей Михайлович, может оказаться опасным для Церкви»... Собор пришел к единодушному постановлению: «Да будет признано заключение, что Царь имеет преимущество в делах гражданских, а Патриарх в делах церковных, дабы таким образом сохранилась целою и непоколебимою стройность церковнаго учреждения». Это было принципиальное торжество никоновской идеи”.29 

Комментарии   

0 #1 Анатолий Пеньшин 01.09.2017 07:01
Причем тут Россия?
Господину Лурье стоит обратиться к итогам знакомства христиан с "равноапостольным язычником Константином". Тогда всё и станет на свои места.
А так. Только мелкие злобствования и никакого богословия.
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Подписка на новости