ОРТОДОКСИЯ.РУ - "Родину с собой не увезешь..." Памяти Олеся Бузины

"Родину с собой не увезешь..." Памяти Олеся Бузины

"Родину с собой не увезешь..." Памяти Олеся Бузины

На днях Русской книги присутствовало много сотрудников посольства, и наверняка там находились представители спецслужб. Полагаю, что присутствовали и те наследственные негодяи из диаспоры, которые пытались сорвать приезд украинского писателя и публициста в Париж. Они чувствовали опасность, которую нёс Олесь, выступая перед европейской аудиторией. Как носитель чуждых им ценностей и идей, Бузина создавал своим присутствием на европейской трибуне серьезные проблемы, озвучивая категорически неприемлемые для них вещи. Это значит, что он становился не просто опасен, но напрашивался на определенные санкции в отношении себя. Тем более, что после ошеломляющего успеха в Париже он уже вынашивал планы дальнейших поездок за границу. В свою очередь друзья, которые организовывали Бузине поездку во Францию, намеревались активно привлекать его к различным культурным мероприятиям за рубежом. Это открывало широкие возможности для него, как писателя и публициста. Олесь получал шанс быть услышанным западной аудиторией, открыть ей глаза на украинские события. Этим, на мой взгляд, он и подписал себе приговор.

Я уверен, что Бузину заказали. И его убийство – не самодеятельность тех отморозков, которых вскоре поймали, а потом отпустили - они исполнители чьей-то воли. Но кто принял решение и отдал команду его убрать – еще предстоит узнать, но вполне очевидно, что это была спланированная и хорошо подготовленная акция.

После Парижа Олесь уехал в Петербург. Оттуда позвонил мне, чтобы сообщить, что будет ехать через Москву, и хотел бы повидаться. Но я в этот момент находился в Вене, на ежегодной конференции ОБСЕ. На мой вопрос о дальнейших планах Олесь ответил: - Еду домой, в Киев.

Это был наш последний разговор.

Я никогда не забуду эфир в программе у Соловьева, где Бузина очень эмоционально говорил о том, что каждый раз возвращается домой, зная, что его могут там «грохнуть». Видимо, он что-то предчувствовал.

У него были все возможности для того, чтобы жить и работать в России – талантливое перо, растущая популярность и востребованность. Он мог спокойно работать на телевидении, мог издаваться большими тиражами - уже начался ажиотаж вокруг его книг – несколько издательств предлагали Бузине контракты. Можно не сомневаться, что останься он в России – точно не бедствовал бы. И ему об этом многие говорили. Но Олесь считал, что его место в Киеве: - Вот Скачко Володя работает, не уезжает. Почему же я должен бежать?

Во время последнего телефонного разговора мы с ним договорились, что в следующий его приезд в Москву обязательно встретимся и обсудим поэтический сборник «Русская весна», разговор о котором мы с ним начали еще на моём дне рождения. Олесь говорил, что поэзия – это тоже очень мощное оружие, и что «русская весна» дала серьезный импульс многим сферам культурной деятельности.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Подписка на новости