ОРТОДОКСИЯ.РУ - "Родину с собой не увезешь..." Памяти Олеся Бузины

"Родину с собой не увезешь..." Памяти Олеся Бузины

"Родину с собой не увезешь..." Памяти Олеся Бузины

25-го января он позвонил мне из Москвы, где находился по каким-то своим делам. В последнее время он часто мотался в столицу – с ноября 2014 его стали часто приглашать на эфиры российских политических ток-шоу, где Бузина рассказывал о том, что на самом деле происходит на Украине. Пока наши расслабленные патриоты убаюкивали аудиторию: «Да ничего страшного, все будет хорошо, как уже много раз бывало!», Олесь одним из первых начал бить тревогу, объясняя российским зрителям, что же на самом деле происходит у него на родине. Он говорил: «Вы разве не замечаете, насколько опасные процессы раскручиваются в нашей стране! Посмотрите, какое зверье изо всех щелей повылезало!»

В этих программах Олесь был своеобразным рупором всех русских украинцев, русских киевлян. И это было очень важно – его слушали, ему верили, его ждали.

Во время поездок в Москву и Питере он занимался вопросами издания своих книг. Я его познакомил с Дмитрием Лобановым – генеральным директором московского издательского дома «Книжный мир», он вел активные переговоры с «Алгоритмом» в Питере – ему необходимо было продвигать свои взгляды, свою позицию в народ, открывая людям глаза на происходящее и помогая ориентироваться в политических процессах.

Надо сказать, что до 2014 года в России Бузину мало кто знал. Кроме тех, кто целенаправленно интересовался украинской политикой. По-настоящему россияне открыли для себя этого яркого публициста и литератора, только после его смерти.

Олесь пришелся по душе россиянам своей искренностью, открытой позицией, располагающей внешностью, искрометным юмором, жесткостью в оценках и бескомпромиссностью. Он никогда не мямлил. Он мог быть слишком резким, но я не помню, чтобы Бузина пытался увиливать от каких-то острых вопросов. Если нужно было, он не боялся переходить на личности, и в этом тоже была его индивидуальность. Мог, в случае необходимости, и физически за свою позицию постоять. И это мужское качество тоже вызывало к нему симпатию.

В 20-х числах февраля Олесь позвонил мне с московского номера. Спросил: - Ну что там в Киеве? Как обстановка? Я ответил: - Да как тебе сказать? Как говорил Михаил Афанасьевич Булгаков, «петлюровцы в городе» – один в один. – Да, - говорит, - я прекрасно понимаю. Как раз собираюсь возвращаться.

Я высказал ему свое предостережение: - Если хочешь знать мое мнение, скажу откровенно: тебе сюда возвращаться не надо. Ты даже до дома своего не доедешь - узнают прямо на вокзале. На твоем месте я бы сидел там и не дергался. Олесь возразил: - Как ты себе это представляешь? Там же мой дом, жена, дочь…

Мне казалось, что он не осознает опасности своего возвращения, и я, как мог, пытался убедить его остаться в Москве: - Давай что-то решать!

Олесь на мгновение задумался, а потом сказал: - Я дам тебе телефон Наташи. Свяжись с ней и узнай, согласится ли она на переезд.

Я пообещал сделать все, чтобы уговорить жену Олеся. Сказал, что подниму наших людей, организуем транспорт, ее встретят и провезут – на поезде, а если нужно будет, на машине, через границу.

Олесь выслушал меня, поблагодарил, сказав, что для него это очень важно - безопасность семьи. Иначе, он вернется в Киев, чего бы это ему ни стоило.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Подписка на новости