Лев Регельсон. Рождество и Халкидонский догмат

Лев Регельсон. Рождество и Халкидонский догмат

Лев Регельсон. Рождество и Халкидонский догмат

 

5/01/2018/Ортодоксия.ру/.

Рождественский Кондак гласит:

Дева днесь Пресущественнаго раждает, и земля вертеп Неприступному приносит; Ангели с пастырьми славословят, волсви же со звездою путешествуют, нас бо ради родися Отроча младо, превечный Бог.

Здесь все построено на немыслимых для здравого разума сочетаниях

Дева – рождает;

Пресущественного – ныне;

Вертеп – Неприступному;

Отроча младо – превечный Бог…

Здесь самая суть Христианства – противопоставление и сочетание Божественного и тварного: Халкидонский догмат в поэтической форме.

А вот как звучит сам Догмат, принятый Вселенским Собором 451 г.:

 «Последуя Святым отцам, все согласно поучаем исповедывать Одного и Того же Сына, Господа нашего Иисуса Христа, совершенного в Божестве и совершенного в человечестве, истинно Бога и истинно человека, Того же из души разумной и тела, единосущного Отцу по Божеству, и Того же единосущного нам по человечеству, во всем подобного нам кроме греха, рожденного прежде веков от Отца по Божеству, а в последние дни ради нас и ради нашего спасения от Марии Девы Богородицы – по человечеству, Одного и Того же Христа, Сына, Господа, единородного, в двух естествах неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно познаваемого, – так что соединением нисколько не нарушается различие двух естеств, но тем более сохраняется свойство каждого естества и соединяется в одно Лице и одну Ипостась, – не на два лица рассекаемого или разделяемого, но Одного и Того же Сына и единородного, Бога Слова, Господа Иисуса Христа, как в древности пророки (учили) о Нем, и (как) сам Господь Иисус Христос научил нас и (как) предал нам Символ отцов».

Этот строгий и точный текст труден для восприятия современного верующего – хотя бы потому, что строгому и точному мышления христиане, как правило, не научены. И тем не менее, значение этого Догмата – решающее для нашей веры. Каким бы расплывчатым ни было наше мышление, мы все равно создаем для себя какое-то полу-интуитивное представление об Иисусе Христе, в Которого мы крестились, Которого мы причащаемся и Чье имя мы носим. Если наше представление о Нем будет не просто расплывчатым, но в корне неверным, то все наше религиозное сознание будет искажено, и молитва наша может стать бессильной и даже направленной «не по адресу».

 Все это непосредственно относится к нам, ибо о нас сказано:

"А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые не от крови, не от хотения плоти, не от хотения мужа, но от Бога родились" (Ин.1:12-13) .

Что же это значит: "от Бога родились? "

"РОЖДЕННЫЙ СВЫШЕ"– означает "усыновленный". Но это не значит, что человек от этого перестал быть тварным существом. Обоженный человек – тварное существо, регулярно посещаемое  Духом Божиим, о Котором сказано: "Не знаешь, откуда приходит и куда уходит". Такое посещение активно воздействует на человеческую природу, но затем Дух на время покидает человека, чтобы происшедшие в нем изменения закрепились, и чтобы не возникло иллюзии "превращения в Бога" или "слияния природ".

 Попытаемся изложить суть Догмата своими словами.

Церковь, в полном соответствии с Писанием, учит о ДВУХ ПРИРОДАХ Иисуса Христа: божественной и человеческой. Как Бог, как Единородный Сын, как Единый от Святой Троицы, он пребывает вечно; как человек, он в определенный момент времени сотворен Богом (в том числе Им же Самим как Богом): Духом Божиим зачат во чреве Девы Марии. Зачатие Иисуса есть акт ВСЕЙ Святой Троицы: "Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим". Те же, кто веруют в Него и приобщаются к Нему как человеку, через Его единую Личность становятся причастными также и к Его Божественному естеству. Верующие "усыновляются" Богу через причастие к Иисусу Христу и через действие «Духа усыновления, Которым взываем: Авва, Отче!». Человеческая, тварная природа отличается от природы Божественной АБСОЛЮТНО, и поэтому процесс "обожения", начавшись ВО ВРЕМЕНИ, не имеет конца, но будет продолжаться ВЕЧНО. Бесконечно приближаясь к Богу, человек НИКОГДА не "сольется" с Ним. И даже во Христе человеческая природа НИКОГДА не "сливается" и не "сольется" с божественной. В Иисусе Христе две природы соединены "неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно".  Здесь "неизменно": в смысле – "неизмененно", то есть при соединении каждая из природ не изменяется, но остается сама собой. Про нас же, усыновленных Богу, но НЕ ЕДИНОРОДНЫХ Ему, можно сказать, что две природы сочетаются "неслиянно и неизмененно", но нельзя сказать: "нераздельно и неразлучно". Даже если верующий обОжен, он – НЕ Бог. Не эманация Бога, не «часть» Бога, не «искра» Бога: но лишь Его «образ и подобие». Много недоразумений вызывает не существующее ни в Писании, ни в Догмате понятие "Богочеловек" – который нередко понимается, как существо какой-то не существующей "смешанной" природы. Такому "слиянию" двух природ в некую "единую богочеловеческую природу" ошибочно учат МИАФИЗИТЫ. В соответствии с Халкидонской Верой правильнее говорить не  "Иисус Христос – Богочеловек", но: "Иисус Христос – Бог И человек".

 "ЕДИНОРОДНЫЙ" – означает: "имеющий ту же божественную природу, что и Отец", то есть Иисус по Своей божественной природе – вечен и не сотворен. Как человек, Он имеет такую же тварную природу, что и мы: "подобен нам во всем, кроме греха". Выражение "не Сыном Божиим, а Богом"– некорректно: Сын Божий и ЕСТЬ Бог, Единый от Святой Троицы! В Писании название "Сыны Божии" иногда применяется к людям и к ангелам: но это не следует понимать в смысле их Божественного естества. Например: "сыны Божии увидели дочерей человеческих".  

 К сожалению, надо отметить поразительный факт: при любой попытке мыслить самостоятельно, а не просто механически повторять слова Догмата, христианин, как правило – «уходит от Халкидона». Например, сочетание Божественного и человеческого понимается как некая нераскрытая "потенция" БОЖЕСТВЕННОГО  В ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ.

 Этот термин: "Божественная потенция" намекает на то, что человек якобы имеет в себе, в глубине своей личности – некую "нераскрытую" Божественную сущность. Это равносильно утверждению, что человек якобы и есть "Бог по природе". Пусть "потенциальный Бог" – но в чем-то самом главном все равно Бог . Но это не так: человек даже потенциально НЕ ЕСТЬ БОГ! Человек есть "образ Бога": но НЕ есть Бог, а есть Его творение. Человек имеет потенцию бесконечно УПОДОБЛЯТЬСЯ Богу, но при этом никогда не перестанет быть сотворенным человеком. Способность сотворить ТАКОГО человека – это самое дивное, что нам открыто о Боге!

 Основная интенция Халкидонского Догмата при кажущейся простоте выражения – чрезвычайно трудна для реального восприятия. Не случайно в истории Церкви Халкидонское исповедание усваивалось с большим трудом. Прежде всего возникло мощное движение "монофизитства", отрицавшее  две природы Иисуса Христа: взамен была выдвинута о некоей "единой природе воплощенного Бога". Этим разномыслием Церковь оказалась глубоко расколотой. В течение 200 лет предпринимались настойчивые попытки преодолеть раскол и найти взаимоприемлемое, компромиссное решение.

 В качестве такого компромиссного решения был сначала предложен "моноэнергизм": пусть природы две (буква Халкидонского догмата при этом сохраняется!), но ДЕЙСТВИЕ  (греч. ЭНЕРГИЯ) – якобы одно (и суть Халкидонского Догмата при этом отменяется!). Спорный вопрос заключался в том, принадлежит ли действие лицу или природе? В первом случае Иисус Христос как Единое Лицо (или Ипостась) – имел бы одно, единое действие. Если же действие является проявлением ПРИРОДЫ,  то в Нем имеют место ДВА действия: Божественное и человеческое. Когда постепенно стало побеждать учение о ДВУХ действиях, был выдвинут еще один "компромиссный" вариант: Монофелитство. Пусть природы две и действий два – но ВОЛЯ одна: ипостасная богочеловеческая воля Иисуса Христа. После жесточайшей полемики, сопровождавшейся, как обычно, политическими битвами, победило ДИФИЛИТСТВО – учение о ДВУХ волях в едином Иисусе Христе: Божественной и человеческой.

 Шестой Вселенский Собор 680-81 гг. принял окончательную формулировку:

«И две естественныя воли или хотения в Нем, и два естественныя действия, неразлучно, неизменно, нераздельно, неслиянно, по учению святых отец наших, такожде проповедуем два же естественныя хотения не противныя, да не будет, якоже нечестивыи еретицы рекоша, но Его человеческое хотение, последующе, и не противостоящее, или противоборствующее, паче же и подчиняющееся Его Божественному и Всемогущему хотению».

 Почти 700 лет понадобилось Церкви, чтобы осмыслить события Гефсиманской ночи, когда Иисус в мучительной, "до кровавого пота", внутренней борьбе перешел от молитвы: "Отче, да минует Меня чаша сия" – к согласию с Отцом: "Не Моя, но Твоя да будет воля". А поскольку Иисус как Бог имеет единую волю с Отцом, то это означало: Иисус как человек, после мучительной борьбы согласился с Самим Собой, как Богом. Вот это и выражают слова соборного Догмата: "Его человеческое хотение… подчиняющееся Его Божественному и Всемощному хотению".

 Конечно, все это не укладывается в "здравый" человеческий разум, сложившийся в опыте мышления о сотворенных реальностях. Но здесь разум совершает кардинальный скачок: обучается мыслить О БОГЕ! Обучается Самим Богом, потому что другого способа познать Бога, кроме Его собственного откровения, не существует.

 "Халкидонская» тема возникла еще раз, уже после формального разделения Церкви на Западную (Католическую) и Восточную (Православную). Вселенские Соборы после этого стали невозможны, и богословские вопросы решались на Поместных Соборах. На двух Константинопольских Соборах 1156 и 1157 гг. обсуждался вопрос: как понимать слова литургической молитвы, читаемой во время херувимской песни: "Ты бо еси Приносяй и Приносимый, и Приемляй и Раздаваемый, Христе Боже наш..." То есть: Приносящий и Приносимый, Приемлющий и Раздаваемый! (1) 

То, что Иисус есть Приносящий и Приносимый, а также Раздаваемый – сомнений не вызывало. Вопрос состоял в следующем: КТО есть Приемлющий, то есть КОМУ приносится евхаристическая жертва? По мнению византийского философа и преподавателя богословия диакона Сотириха – Приемлющий Жертву есть Бог Отец, то есть "Сын приносит Себя в жертву Отцу".  Иное утверждал Киевский митрополит Константин, энергично поддержанный Николаем, епископом Мефонским: "Жертва принесена всей Троице, а следовательно, и Самому Сыну". После длительной полемики было принято именно это учение, суть которого можно выразить словами: "Иисус Христос, как человек, принес в жертву Самого Себя как человека – в жертву Единому Богу, Святой Троице, а, следовательно, и Самому Себе как одному из Лиц Троицы". Применяя эти рассуждения к событию Благовещения, мы должны признать, что Иисус как Бог, как Единый от Святой Троицы, принимает участие в зачатии Самого Себя как человека…

Закончен ли многовековой спор о толковании Халкидонского Догмата, о сочетании двух природ в Лице Иисуса Христа? Осмелимся предположить: нет, не закончен. Но теперь это вопрос приобретает уже апокалиптическое звучание. Центральный образ Откровения Иоанна: Сидящий на престоле, к Которому подходит Агнец: "Стоял Агнец как бы закланный… И Он пришел и взял книгу из десницы Сидящего на престоле" (Откр.5:6-7).

Как же соотносятся образы Агнца и "видимого Бога": Ветхого Днями, Сидящего на престоле? Эти две фигуры в Священном Писании не раз оказываются рядом. Агнец подходит к Сидящему на престоле, в полном соответствии с видением пророка Даниила, где показан "как бы Сын Человеческий" (Дан. 7:13), подходящий к Ветхому днями. Также и первомученик Стефан говорит: "Вот, я вижу небеса отверстые и Сына Человеческого, стоящего одесную Бога" (Деян.7:56). Если Сидящий на престоле есть Иисус Христос в Своей Божественной природе, тогда как Агнец есть Иисус Христос в Своей человеческой природе, то, в полном соответствии с Халкидонским Догматом получается, что Иисус Христос как Бог подходит... к Самому Себе как Богу. (2) 

Библейская история от Адама до Иисуса была временем, когда Иисус Христос открывался как Бог, как Творец, как Единый Сущий (Яхве). В образе небесного Человека Он являлся Адаму, посещал Авраама, беседовал с Моисеем, пребывал в Святая Святых Соломонова храма.

В акте зачатия и рождения от Девы Марии Яхве становится человеком: проповедующим, распятым, воскресшим, восшедшим на небеса и возрастающим в лучах Божественной славы. Как человек, Он возглавляет Свою Церковь, питает Ее Своим Телом и Кровью, открывает Ей Божественные тайны, которые постепенно постигает Он Сам. То есть как Бог, Он постепенно открывает божественные тайны Святой Троицы – самому Себе как человеку.

Таким образом, если мы примем, что Сидящий на престоле – это Иисус как Бог, тогда как Агнец – Иисус как человек, то это позволит осознать религиозный смысл грядущей апокалиптической эпохи. Ее суть –  откровение Иисуса Христа одновременно как Бога и как человека, в совместном действии Своих двух природ. И это нам еще только предстоит постепенно узнавать, по мере совершения событий, предсказанных в Его Откровении апостолу Иоанну. 

Рождество,  2018, специально для Ортодоксии.ру


 

1http://www.regels.org/Nicholas-of-Methone-teaching.htm

2. http://www.regels.org/Ancient-of-days.htm

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Видео

еще видео
Watch the video

В мире

другие статьи

Общество

другие статьи

11/01/2018/Ортодоксия.ру/.  Известный  московский протоиерей Владимир Вигилянский удивлен отсутствием на улицах Москвы поздравлений с Рождеством. "В последние дни обратил внимание, что...

23/12/2017/Ортодоксия.ру/. Пресс-секретарь РПЦ сравнил патриарха с Юрием Гагариным. Четырехметровые изваяния всем предстоятелям Русской Православной Церкви буду установлены у храма Христа...

Подписка на новости